Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
Блаженны непорочные в пути, ходящие в законе Господнем. Пс 118,1

7-е рядовое воскресенье

 

Первое чтение Ис 43, 18–19. 21-22. 24-25

Так говорит Господь:

Вы не вспоминаете прежнего и о древнем не помышляете. Вот, Я делаю новое; ныне же оно явится; неужели вы и этого не хотите знать? Я проложу дорогу в степи, реки в пустыне.

Этот народ Я образовал для Себя; он будет возвещать славу Мою. А ты, Иаков, не взывал ко Мне; ты, Израиль, не трудился для Меня. Ты не покупал Мне благовонной трости за серебро и туком жертв твоих не насыщал Меня; но ты грехами твоими затруднял Меня, беззакониями твоими отягощал Меня. Я, Я Сам изглаживаю преступления твои ради Себя Самого и грехов твоих не помяну.

Второе чтение 2 Кор 1, 18–22

Братья,

верен Бог, что слово наше к вам не было то «да», то «нет». Ибо Сын Божий, Иисус Христос, проповеданный у вас нами, мною и Силуаном и Тимофеем, не был «да» и «нет»; но в Нем было «да», - ибо все обетования Божии в Нём «да» и в Нём «аминь», - в славу Божию, через нас. Утверждающий же нас с вами во Христе и помазавший нас есть Бог, Который и запечатлел нас и дал залог Духа в сердца наши.

Евангелие Мк 2, 1–12

Через несколько дней опять пришёл Он в Капернаум; и слышно стало, что Он в доме. Тотчас собрались многие, так что уже и у дверей не было места; и Он говорил им слово. И пришли к Нему с расслабленным, которого несли четверо; и, не имея возможности приблизиться к Нему за многолюдством, раскрыли кровлю дома, где Он находился, и, прокопав её, спустили постель, на которой лежал расслабленный. Иисус, видя веру их, говорит расслабленному: чадо! прощаются тебе грехи твои. Тут сидели некоторые из книжников и помышляли в сердцах своих: что Он так богохульствует? кто может прощать грехи, кроме одного Бога? Иисус, тотчас узнав духом Своим, что они так помышляют в себе, сказал им: для чего так помышляете в сердцах ваших? Что легче? сказать ли расслабленному: прощаются тебе грехи? или сказать: встань, возьми свою постель и ходи? Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, - говорит расслабленному: тебе говорю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой. Он тотчас встал и, взяв постель, вышел перед всеми, так что все изумлялись и прославляли Бога, говоря: никогда ничего такого мы не видали.

Проповедь 1

…И вдруг Иисус замолкает. Смотрит. Все смотрят. И действительно есть на что взглянуть! Четыре акробата затащили паралитика на плоскую крышу. Проделали отверстие и на верёвках опускают калеку к ногам Иисуса.

Точно так же приковывает взгляды финал Евангелия. Некоторое время все были как бы в подвешенном состоянии, в неопределённости. Ждали чуда, а Иисус тем временем диспут ведёт! Но вот, наконец, он оставляет книжников и обращает взгляд на паралитика: «Встань!». Тот встаёт, берёт свою постель и идёт, люди поражены: «Никогда ничего такого мы не видали!». Но что именно они увидели? И что видим мы?

Кроме того, что можно увидеть, Марк в три шага ведёт нас к тому, что незримо. В первую очередь – взгляд Иисуса на то, что одновременно и зримо, и незримо: «Видя веру их…». Всем было очевидно: для того, чтоб совершить такой сумасбродный поступок, те четверо должны были обладать большой верой, но лишь Иисус может видеть, как именно человек верит в Него. Для контраста Марк позже расскажет об испытанном в Назарете разочаровании, когда Иисус столкнулся с непониманием и пренебрежением: «Не мог совершить там никакого чуда … и дивился неверию их» (Мк 6, 5-6).

Мы тоже паралитики. Нас сковывают гордыня и эгоизм, которые мешают нам любить. Мы говорим Иисусу: «Спаси меня!». Он смотрит на нас. Он всегда смотрит в глубины сердца тех, кто к Нему приходит. Видит ли Он в нас достаточно веры?

Шаг второй. Вместо того, чтобы сразу сказать «Встань», Иисус сразу переходит к реальности незримой, ускользающей от нас: «Прощаются тебе грехи твои». Только представьте: Иисус дарует паралитику поистине царский подарок – полное избавление. Физической исцеление будет видимым знаком незримого отпущения грехов.

Прекрасно будет, конечно, если в этом месте я скажу, что это избавление важнее. Но думаю ли я так на самом деле? А вы? По-моему, на самом деле мы рассуждаем так: «Только бы не заболеть! Было бы здоровье, а остальное приложится».

Тем временем Иисус хочет, чтобы мы рассуждали иначе, чтобы гораздо большее значение придавали нашему духовному здоровью.

Третий шаг к незримому. Иисус читает мысли книжников, видит их логику: они исходят из принципа, что только Бог может отпускать грехи, а значит, этот человек, являясь не более, чем человеком, богохульствует, присваивая себе то, что во власти Всевышнего.

Иисус понимает их проблемы. И хочет помочь им вступить на тот путь, который все их знания не в силах осветить: «Если я верну этому паралитику способность ходить, попытайтесь разглядеть, что это знак. Сила, показанная Мной, должна обострить ваше зрение. Сын Человеческий – это кое-кто больший, чем вы видите».

Погружение в такие глубины не даётся толпе, которая остаётся на уровне изумления. Вот такова педагогика Марка: через удивление и споры, вызванные словами и деяниями Иисуса, он постепенно раскрывает перед нами Его тайну. Евангелист подталкивает нас к шагу, которого не смогла сделать толпа и не захотели сделать книжники. Это правда, что только Бог может отпускать грехи, но Иисус доказывает, что обладает такой властью, а значит…

Иисусе, мы верим, что ты обладаешь божественной властью, поскольку Ты и есть Бог. Помоги нам верить в это так сильно, чтобы, видя нашу веру, ты мог исцелить наши тела и души.

О. Андре Сэв

Проповедь 2

Имеет право!

Услышав о творимых Иисусом чудесах, он жил уже только одной мыслью: встретиться с Ним лично! Иногда овладевают нами такие неожиданные прихоти: раздобыть автограф чемпиона страны, увидеть живьём и вблизи приехавшего из-за границы политика, поцеловать руку Папы. Самые упорные мечтатели иногда прикладывают невероятные усилия, тратят время и кучу денег, только бы осуществить свои планы – планы и не великие, и не важные, а иногда попросту смешные и ребяческие. Для паралитика из сегодняшнего евангельского чтения встреча с Иисусом была чем-то большим, нежели просто прихотью. Он возлагал на эту встречу большие надежды. «Мне бы только предстать перед Ним, – думал он, – и жизнь станет другой. Он исцелит меня!» Откуда такая уверенность? Ну как же, больные и бедные в поисках спасения хватаются за всё подряд. Им не остаётся ничего другого, как только только уповать на Бога. Уже сама эта надежда приносит облегчение.

Однако наш больной – не из мечтателей, которым достаточно самой мечты. Что он запланировал, то и делает. Вскоре и случай подвернулся. В Капернаум пришёл Иисус и остановился, как всегда, в доме Симона. И конечно, сразу же пришли сотни людей, истосковавшихся по доброму и мудрому слову, ищущих возможности излечиться от своих самых разных болезней, жаждущих сенсаций и сильных впечатлений. «Собрались многие, так что уже и у дверей не было места», – отмечает евангелист (Мк 2, 2). У разбитого параличом, неспособного самостоятельно встать на ноги человека нет абсолютно никаких шансов оказаться перед Иисусом. Но для того, кто хочет по-настоящему, возможно всё. Для чего существуют друзья? Здоровые, сильные парни, рискнув, находят для калеки нетривиальный, даже здесь, на Востоке, способ добиться аудиенции. Наши газетные и теле-репортёры, часто поступающие так же, знают, что излишняя щепетильность не всегда приносит плоды.

Опущенный сквозь отверстие в потолке калека должен был не просто быть убеждённым в чудотворной силе Иисуса, но и свято верить в Его доброту, в то, что Его не выведет из равновесия даже такое бесцеремонное, как сегодня, вторжение. Иначе не рисковал бы. И, разумеется, не обманулся. Иисус сохраняет совершенное спокойствие. Он не удивляется и не оскорбляется. В человеке, столь неожиданно оказавшемся перед Ним, Он обнаруживает веру, которую всегда искал в людях, и которую всегда вознаграждал. Вознаградит и на этот раз.

«Чадо! прощаются тебе грехи твои», – громко говорит Он парализованному (Мк 2, 5). Воцаряется тишина. Если тут чего-то и ждали, то уж никак не этого.

Обманываемся в первую очередь мы. Всё шло к тому, что нам явят чудо. Такая удача не каждый день подворачивается! Но отпущение грехов? Кого это интересует? Мы даже не вполне хорошо понимаем, что это такое – грех. Конечно, мы знаем какие-то грехи, являющиеся противоположностью хорошему воспитанию и правилам поведения в обществе. Ежедневно нас учат, что мы совершаем большой грех против природы, сливая отработанное масло из машины в реку или в канализацию, а также если тайком выбрасываем мусор в кусты на опушке леса. Тот, кто превышает скорость на шоссе или увиливает от уплаты налогов. Таких грехов на свете много. При желании наверняка можно было бы составить из них своеобразный каталог современных прегрешений и провинностей. Декалог людей начала XXI века. У христианства, как известно, долгие века был другой декалог. Он предписывал: «Да не будет у тебя других богов, кроме Меня, помни день Господний, чти отца и мать, не кради, не лжесвидетельствуй, не убивай и не прелюбодействуй, не желай чужой жены, чужого скота, вообще ничего из того, что не твоё!» Мы знали наизусть эти десять Божьих заповедей, а кроме них ещё ряд заповедей Церкви, и не забывали также о других религиозных обязанностях. Если с кто-то, по своему несчастью, поступал вразрез с ними, он шёл на исповедь в жажде услышать только одно, слышанное нами сегодня в Евангелии: «Чадо! прощаются тебе грехи твои» (Мк 2, 5). Мы не могли жить, осознавая, что своим плохим поступком оскорбили и опечалили Бога. Ибо грех до сих пор рассматривали в перспективе отношений с Богом. Грех разрушал наши добрые отношения с Ним. Между Богом и нами пролегала пропасть. А нам был важен Бог и дружба с Ним. Поэтому отпущение грехов было великой благодатью и даром даров.

К сожалению, для многих современников, даже крещёных, грех изъят из панорамы трансцендентного и замкнут в тесных рамках отношений человек-человек, человек-общество, человек-природа и мир. Воздаяние за таким образом понимаемые грехи несут полиция и суды, не Бог. И грехи эти отягощают не совесть, а карман. Тому, кто считает, будто у греха есть только горизонтальное измерение, отпускающий грехи Иисус не нужен. Такой человек видит и, возможно, высоко ценит в Нём оратора, общественного деятеля, народного трибуна, но не Того, Кто «берет на Себя грех мира» (Ин 1, 29; ср. 1 Ин 3, 5), Кто пришёл к нам именно для того, чтобы «взыскать и спасти погибшее» (см. Мф 18, 11) и, конечно, чтобы пролить свою кровь «во оставление грехов» (Мф 26, 28).

Но если мы не можем увидеть в Иисусе то, что для Него наиболее существенно и характерно, а именно Его миссии искупителя человека от его грехов перед Богом, если я сам уже утратил чувство греха и, даже совершая его, не переживаю этого как нечто причиняющее боль и недостойное христианина, то слова об отпущении грехов, звучащие в сегодняшнем евангельском чтении в адрес паралитика, я восприму не как ниспосланный ему дар и благодать, а скорее как неловкую попытку привлечь внимание к чему-то такому, что совершенно чуждо этому паралитику.

Но чуждо ли? Что подумал о словах Иисуса сам больной? Мы этого не знаем и не узнаем. Однако следует быть осторожным с поспешными выводами. В тогдашнем иудаизме бытовало глубоко укоренившееся убеждение в том, что между грехом и болезнью всегда есть тесная связь. Болезнь считалась наказанием за грех! А ведь наш больной – тоже иудей, и не может быть, чтобы его совесть не бередил вопрос: «В чём я провинился так, что на меня обрушилось это ужасное несчастье?» Может быть, совершённые когда-то грехи были вторым кошмаром, мучающим этого человека не меньше болезни? Может быть, ему так нужно было встретиться с Иисусом именно потому, что он думал: «Если Он, Кого называют Мессией, излечит меня, то это будет означать, что Бог простил меня и всё забыл». Мы не узнаем правды. Факт в том, что Иисус, как никто знающий людские нужды, исцеление принесённого ему столь неожиданным способом калеки начинает именно с этого – с отпущения грехов. В Евангелии от Марка не сказано, как отреагировал больной на эти первые обращённые к нему слова Иисуса. Облегчение и благодарность он почувствовал или разочарование? Или же только в этот момент до него дошло, что, кроме больного тела, он принёс Учителю для исцеления нечто большее?

Правильнее других, хотя объективно они ошибались, отреагировали на слова Иисуса об отпущении грехов присутствовавшие в доме книжники. Для них, богословов, это великие слова, слова столь неслыханно значительные, что человеку на них посягать не пристало. «Зачем Он так говорит? – мысленно спрашивают они. – Он богохульствует. Кто может прощать грехи, кроме одного Бога?» (ср. Мк 2, 17). И они правы! Эти люди знают, что по благословению Яхве некоторые святые мужи и пророки иногда исцеляли больных и более того – даже воскрешали мёртвых. Но никому из них Бог не дал права отпускать грехи. Этот дар даров Он до сей поры оставлял за Собой. «Я, Я Сам изглаживаю преступления твои ради Себя Самого, и грехов твоих не помяну», – напомнил  нам эту истину Исайя в первом литургическом чтении (Ис 43, 25). Если Иисус, размышляли книжники, – осмеливается прилюдно заявлять, что отпускает кому-то грехи, то либо Он берёт на себя власть, которой у Него на самом деле нет, либо… Нет, такие мысли будет гнать из головы любой правоверный иудей, а уж тем более книжник. Однако сам Иисус высказывает эту мысль вслух. «Чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи…» и не будем ждать словесных аргументов (Мк 2, 10). Достаточно сказанного делом. Обращаясь к паралитику, Учитель заканчивает: «Встань, возьми постель твою, и иди в дом твой. Он тотчас встал и, взяв постель, вышел перед всеми» (Мк 2, 11-12).

Если Бог что-то делает, Он делает это хорошо. Сегодняшним чудом Он сделал так, что одарены оказались все. Калека вышел от него не просто физически здоровым, а здоровым в полном значении этого слова: здоровым человеком. Набившиеся в помещение люди увидели то, чего они подсознательно ждали – «знак с неба». Для книжников высшей благодатью является дар сомнения в собственной непогрешимости. И они обрели эту благодать. Сей чудотворец только что доказал, что власть у Него есть. Но в таком случае им на головы рушится весь их так логично устроенный мир. Они вернутся к своим книгам с вопросом, который отныне уже не даст им покоя: «Кто же Он, этот Иисус?»

А что мы унесём с собой из этого дома с разобранной крышей, который видел сегодня в своих стенах и осчастливленных, и изумлённых, и пристыженных? Наверное, обновлённое и приносящее счастье осознание того, что есть Тот, Кто имеет право. Кто может. С телесными хворями мы к Нему, скорее всего, уже не побежим. Докторам тоже надо дать заработать. Хотя, кто знает? Но если заболит вдруг совесть, если в сердце постучится страх из-за накопленных там за годы вагонов мусора, от которых мы не знаем, как избавиться, вспомним этот дом в Капернауме, где был одарен прощением тот, кто даже не просил об этом. У Иисуса есть на это право, и Он охотно воспользуется им, как только мы подойдём к Нему.

Как хорошо будет, если эти единственно важные и дающие нам счастье, поскольку возвращают нас к Богу, слова Иисуса из сегодняшнего Евангелия: «Веруй! Прощаю тебе твои грехи» откроют и мне, и тебе, брат мой, дорогу к свободе, а когда-нибудь и к вечности!

 

О. Станислав Подгурский CSsR

 

Проповедь 3

Дорогие братья и сёстры!

У нас сейчас карнавал. Мы радуемся, организовываем разные весёлые встречи и балы-карнавалы. Через несколько дней начнется Великий Пост, и мы более конкретно будем думать о грехе, о нашем обращении.

Но уже сегодня литургия приглашает нас задуматься: «Кто может отпустить грех?»

Возьмём сегодняшнее Евангелие. Очень красивое, образное. Нам нравятся такие сцены, в которых Иисус действует так конкретно и плодотворно. Но давайте попробуем углубиться в значение этого текста.

Книжники. Они нам не нравятся. И хорошо. Но мы не можем упрекнуть их в одном: что они не знали теологии. «Кто может прощать грехи кроме одного Бога», – думали они. Хорошо думали. Правильно. Думали так, как и сегодня учат нас учебники теологии, документы Церкви: грех – это перечёркивание плана Бога-Создателя по отношению к созданию, безразличие к отцовской любви Бога, образу Бога-Величия. И только Бог может очистить человека от этой вины.

Книжники думали так, как говорит каждый священник в формуле отпущения грехов во время исповеди: «Бог, Отец милосердия, отпускает тебе грехи!»

Они в совершенстве знали Святое Писание и там могли читать слова Исайи, которые мы слышим в сегодняшней литургии: «Я, Я Сам изглаживаю преступления твои ради Себя Самого и грехов твоих не помяну».

Благодаря милосердию Бога рождается новый народ, очищенный от греха, вновь насыщаемый милостью Создателя в пустыни его изгнания, напояемый водой, текущей в четырёх реках сада Едем так щедро.

Сдали бы книжники экзамен по теологии у св. Павла, этого великого богослова, учителя народов, год которого мы переживаем. Сам св. Павел когда-то гласил: «Ибо все обетования Божии в Нем"да" и в Нем "аминь", – во славу Божию, через нас. Утверждающий же нас с вами во Христе и помазавший нас есть Бог, Который и запечатлел нас и дал залог Духа в сердца наши» (2 Кор 1, 20-22). Есть только одно условие, от которого зависит благодать отпущения: «Иисус, видя веру их…» Нужно сделать шаг, по человеческим возможностям. Шаг к Богу, чтобы обрести перёчеркивание по возможностям Бога – перечёркивание человеческой вины. Нужно раскрыть кровлю построенного дома, если он затрудняет доступ к благодати прощения; нужно отыскать Господа даже в пустыне и призывать Его, сознавая собственную недостаточность; таково условие, но в итоге новую жизнь даёт Бог.

Итак, книжники были хорошими богословами. Только чего же им не хватило? У них было знание, но знание это не всё.

Свои сомнения сохранили в сердце. Поэтому Христос поступает с ними так, как поступают с людьми, ищущими правды – объясняет. Он не меняет принципа: отпускает грехи только Бог! Указывает только на Свою личность: Сын Человеческий имеет власть Отца на земле. Он до такой степени серьёзно относится к трудностям ученых и уважает их добрые намерения, что к объяснениям прибавляет аргумент: «Чтобы вы знали…», рассчитывая на то, что они не отринут аргумента.

Аргумент рассчитан был на ментальность людей, слушающих Иисуса. Примером такого мышления может быть исцелённый слепой, который в дискуссии с фарисеями сказал просто: «Если бы Он не был од Бога, не мог бы творить ничего» (Ин 9, 33).

Дорогие, речь здесь идёт о том, чтобы открыться перед Богом. Мы должны открыться дару веры, который Он нам даёт и который хочет постоянно укреплять.

Если Сын Человеческий должен представлять силу Бога на земле – отпущение грехов – должен делать вещи, которые только Бог может совершать; сказать расслабленному: «встань, возьми постель твою и иди в дом твой!». Эта фраза запала в сердца людей. Они поняли, ибо начали прославлять Бога.

Дорогие!

И мы сегодня прославим Бога во время этой Евхаристии!

И давайте серьёзно задумаемся над грехом в нашей жизни и нашими отношениями с Господом Богом. Может, мы нуждаемся в таком исцелении, которое только Бог может дать через Свою Церковь – Иисуса в таинстве покаяния? А может, нам нужно привести к Иисусу – Церкви кого-то из наших близких, которые сами уже не могут прийти, потому что парализованы грехом.

Еще сегодня мы должны сказать, что Отец отпустил грехи, что существует возрождающая любовь; мы должны нести Весть о новом народе, рождённом провозглашать славу Отца.

Во время этой Евхаристии попросим столько сил, чтобы мочь реализовывать План Божий в нашей конкретной жизни!

Аминь!