Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
Блажен муж, боящийся Господа и крепко любящий заповеди Его. Пс 111,1

6 рядовое воскресенье

Первое чтение Лев 13, 1–2. 45-46

И сказал Господь Моисею и Аарону, говоря:

Когда у кого появится на коже тела его опухоль, или лишаи, или пятно, и на коже тела его сделается как бы язва проказы, то должно привести его к Аарону священнику, или к одному из сынов его, священников.

У прокажённого, на котором эта язва, должна быть разодрана одежда, и голова его должна быть не покрыта, и до уст он должен быть закрыт и кричать: нечист! нечист! Во все дни, доколе на нем язва, он должен быть нечист, нечист он; он должен жить отдельно, вне стана жилище его.

 
 

Второе чтение 1 Кор 10, 31–11, 1

Братья,

Едите ли, пьёте ли, или иное что делаете, все делайте в славу Божию. Не подавайте соблазна ни Иудеям, ни Еллинам, ни церкви Божией, так, как и я угождаю всем во всём, ища не своей пользы, но пользы многих, чтобы они спаслись.

Будьте подражателями мне, как я Христу.

 
 

Евангелие Мк 1, 40–45

Приходит к Иисусу прокажённый и, умоляя Его и падая пред Ним на колени, говорит Ему: если хочешь, можешь меня очистить. Иисус, умилосердившись над ним, простёр руку, коснулся его и сказал ему: хочу, очистись. После сего слова проказа тотчас сошла с него, и он стал чист. И, посмотрев на него строго, тотчас отослал его и сказал ему: смотри, никому ничего не говори, но пойди, покажись священнику и принеси за очищение твоё, что повелел Моисей, во свидетельство им. А он, выйдя, начал провозглашать и рассказывать о происшедшем, так что Иисус не мог уже явно войти в город, но находился вне, в местах пустынных. И приходили к Нему отовсюду.

 

Проповедь 1

 

Приходит к Иисусу прокажённый и, умоляя Его и падая пред Ним на колени, говорит Ему: если хочешь, можешь меня очистить. Иисус, умилосердившись над ним, простёр руку, коснулся его и сказал ему: хочу, очистись. После сего слова проказа тотчас сошла с него, и он стал чист. И, посмотрев на него строго, тотчас отослал его и сказал ему: смотри, никому ничего не говори, но пойди, покажись священнику и принеси за очищение твоё, что повелел Моисей, во свидетельство им. А он, выйдя, начал провозглашать и рассказывать о происшедшем, так что Иисус не мог уже явно войти в город, но находился вне, в местах пустынных. И приходили к Нему отовсюду.

«Приходит к Иисусу прокажённый… …И приходили к Нему отовсюду». Евангелие описывает множество встреч с Иисусом, но какие же они все разные! Одни после такой встречи воодушевлялись, но это чувство было поверхностным. Других Иисус увлекал за собой по-настоящему (но очень немногих!). Третьи оставались равнодушны, а большинство было настроено враждебно. От чего же зависит то, что происходит между Иисусом и человеком?

Это видно из сегодняшнего чтения: всё зависит от веры-доверия. Прокажённый доверяется безгранично: «Если хочешь, можешь». Так же веруют хананеянка, сотник, отец бесноватого отрока. Подобная вера всегда глубоко трогает Иисуса. Но никогда ещё беседа не была столь коротка и интенсивна. Два слова показывают веру прокажённого, а одно – вытекающий из такой веры вывод:

– Если хочешь, можешь.

– Хочу.

Происходит встреча ужасных страданий человека с великой силой любви. В те времена проказы очень боялись, она считалась наказанием Божьим, и заразиться ею было страшно: только бы не прикоснуться к этому проклятому человеку! Марк пишет, что Иисус прикасается к прокажённому. Исцеляет его. Он – Тот, кем считает его прокажённый: способным сделать то, что хочет. При условии, что в Него верят. Вот как происходит встреча с Иисусом. Его не отталкивает никакая беда, Он ожидает только нашего «Если хочешь, можешь», которое должно быть практически столь же сильным, как любовь, с которой Он готов нас обнять.

Я пишу эти слова и думаю о нынешних «прокажённых». Мне хочется привести к Иисусу всех, кем побрезговали, кого оттолкнули, тех, кто стыдится своего тела, своего сердца, своей жизни. Но, взглянув на себя, спрашиваю: а сам-то я насколько здоров? Сколько моих встреч с Иисусом были безрезультатны, потому что я не ещё не прочувствовал необходимость умолять Его: «Спаси меня! Если хочешь, можешь меня исцелить!» Чтобы произнести это с силой, которая навлечёт на меня многие благодати, я должен почувствовать себя прокажённым и веровать в Его могущество.

Это двойное пробуждение – нашего стыда и нашей веры – есть наилучший способ приготовиться ко встрече. Как тогда, когда мы произносим: «Осознаем перед Богом наши грехи, дабы с чистым сердцем совершить Святое Таинство Евхаристии». Давайте же готовиться к любой встрече с Иисусом, осознавая, что мы – прокажённые.

 

О. Андре Сэв

Проповедь 2

Рука, протянутая прокажённому

«Не приближайтесь! Я нечист!», – так, согласно предписаниям Моисеева закона, должен был кричать каждый прокажённый, случайно оказавшийся поблизости от здоровых людей (см. Лев 13, 45). Именно случайно, потому что делать это умышленно ему было нельзя. Между ним и людьми стояла, прежде всего, болезнь. В те времена ещё неизлечимая, заразная, пугающая и отталкивающая. Болезнь, которая медленно, но неумолимо превратит его тело в иссыхающий и разваливающийся на куски мешок с трухой и гнилью.

Между ним и обществом стояло ещё и повсеместно распространённое мнение о его великой вине, о некоем тяжком грехе, который он явно совершил перед Богом, раз на него обрушилось такое страшное наказание.

И наконец, между ним и людьми стоял Закон. Разумный, но жёсткий закон изоляции, безжалостно исключающий любого прокажённого из его собственной семьи, из круга друзей и знакомых, запрещающий ему вступать в пределы городских стен, участвовать в общественной и религиозной жизни его общины, и даже приближаться к случайным прохожим. Прокажённый мог быть только с прокажёнными. Мир здоровых, мир чистых и богобоязненных был для него закрыт, причём закрыт навсегда.

Прокажённый из сегодняшнего евангельского чтения не подчинился обязательным для него предписаниям. Он незаконно покинул отведённое ему место уединения, незаконно приблизился к толпе, окружающей Иисуса. Закутанный в никчёмное тряпьё, с наполовину закрытым лицом, не подавая предупредительных сигналов колотушкой и голосом, он молча ждал удобного случая: что ему повезёт и он окажется вблизи Чудотворца. И когда случай подвернулся, он собрал все силы и сделал свой великий шаг к Надежде. Откуда он знал, что Тот сможет? Откуда прокажённый вообще Его знал? Кто донёс кочующему на безлюдье бедняге о силе Учителя из Назарета?

Мы бы широко открыли глаза в изумлении, если бы узнали, в каких условиях, среди каких отверженных, на которых все уже поставили крест, на каком общественном дне иногда возникает робким ростком великого приглашения имя «Иисус».

Прокажённый из Евангелия пришёл, охваченный именно такой надеждой. И сказал: «Если хочешь, можешь меня очистить» (Мк 1, 40). Что за вера! Он ставит своё исцеление в зависимость от воли Иисуса. И не сомневается в Его силах. А ведь в те времена излечение поражённого проказой было равносильно воскрешению из мёртвых.

Сколько чудес мы испытали бы на себе, если бы в нас затеплилась хотя бы искорка такой веры! Но у нас всегда есть тысячи вопросов и сомнений. Вот и остаёмся, как несчастные сотоварищи прокажённого, которые не поверили и не пошли, всё в том же лепрозории наших бед и, либо протестуя, либо опустив руки, ждём близящегося конца.

А тем временем жизнь и здоровье – рядом. Ибо Он так хочет! «Хочу, очистись» (Мк 1, 40). Марк отмечает, что Иисус, умилосердившись, протянул руку и коснулся прокажённого (Мк 1, 41). Первый дружелюбный, человечный жест, которого несчастный больной напрасно ждал столько лет. Придти сюда стоило уже ради одного этого прикосновения. Рукой, протянутой к прокажённому, Иисус в этот момент нарушил предписание Закона. А если бы не нарушил, то бедолага ушёл бы в отчаянии. В конце концов, закон придуман для защиты тех, кто подвергается опасности. Иисусу же ничего не грозит. От Него исходит целительная сила, перед которой не устоит ни болезнь, ни увечье, ни даже сама смерть. Его прикосновение лечит.

Эту силу ощутил на себе и прокажённый, о котором пишет евангелист. Возвращённый к жизни и здоровью, возвращённый самому себе, своей и семье и обществу, он даже не слышит, как Чудотворец запрещает ему рассказывать обо всём этом. Впрочем, даже если бы он умолк, его очищенное и здоровое тело само прокричит всем эту новость.

В воскресенье с таким литургическим чтением наши мы, возможно, переносимся мыслью к современным нам прокажённым, которых на нашем стерильно чистом глобусе всё ещё насчитывается от 15 до 20 миллионов. Но мысленно лететь надо не туда, потому что проказой в наше время уже с успехом занимаются врачи и гигиенисты.

В мире, в котором мы живём, есть другие проклятые места, хуже лепрозориев. Порядочный человек брезгливо отворачивается от них. Никогда нога его туда не ступит. При одном упоминании о творящихся там непотребствах, о которых бульварные газеты сообщают неприятными фотографиями на первых страницах, стыдом и гневом загораются его щёки. Маргиналы всех мастей: уголовники, наркоманы, сексуальные извращенцы разных оттенков, публичные девки и альфонсы, мошенники и шантажисты, члены мерзких сект, террористы и похитители, обозлившаяся на мир молодёжь – да разве их можно всех перечислить? Многие из так называемых приличных людей считают, что правильнее всего было бы, не стесняясь в средствах, силой выжечь из общества подобную заразу. И уж, как минимум, установить законы, берегущие спокойного человека от контактов с этими прокажёнными и гарантирующие нераспространение болезни. Добиваясь создания современного гетто, мы, разумеется, думаем о собственном благе и целостности общества. Рассуждения, в принципе, правильные.

А благо тех, кто там? Кто думает о нём? Кто из нас, учеников Иисуса, «умилосердившись», как Он когда-то, готов протянуть руку несчастным, чтобы помочь им? – Но ведь они не хотят нашей помощи! Они плюют на неё! Да, иногда это так и выглядит. Но, может быть, это поза? Наверное, немногие из них придут по собственной инициативе, как тот прокажённый из Евангелия, просить о помощи. Их отделяет от нас пропасть предубеждений, претензий, реальных или надуманных обид, зависти и ненависти.

Это мы должны сделать первый шаг. Это мы должны начать перекидывать мосты между двумя далёкими один от другого берегами.

Мне кажется, что эти попытки достичь взаимопонимания должны начаться с серьёзных раздумий о том, что является истинной причиной волны дезинтеграции общества, из года в год набирающей силу, и бегства стольких молодых людей в алкоголь, наркотики, секс, насилие, самоубийства, антигосударственные или антицерковные настроения. Легко умыть руки и сказать: сами виноваты. Но мы знаем, что если на человеческом теле начинает появляться какая-то злокачественная сыпь, а уж тем более опухоль или язвы, как при проказе, то чисто симптоматическое лечение ничего не даст. Всякие мази, пластыри, резекции кожи… Эти язвы обычно являются сигналом того, что не всё в порядке с организмом вцелом. Что весь организм болен!

Мы не столь наивны, пожалуй, чтобы полагать, будто наша цивилизация, наша культура, наша экономическая, политическая и общественная жизнь, наши межличностные и межгрупповые отношения, не говоря уж о международных, безупречны. Не на этой ли случайно почве произрастают плевелы? Случайно не на нашем тщеславном культе денег, на нашей сумасшедшей погоне за излишествами, удобствами и удовольствиями, на нашем неверии в какие-либо догматы, на нашем пренебрежении всеми десятью заповедями, на нашей лжи и лукавстве, на наших разрушенных браках, покинутых или заброшенных родителями детях, обманываемых и обкрадываемых работниках, на нашей безумной гонке вооружений и общественных средств пышным цветом расцветает и, словно рак, расползается нравственная и общественная анархия индивидуумов и групп, которые не хотят или не умеют уживаться в таком мире?

Не надо торопиться бросать камень в этих людей. Ведь он рикошетом может ударить по нам! Здесь необходимо скорее индивидуальное и общественное испытание совести. Но, даже если кто-то этой самой совестью не обременён, ученик Христа своё отношение к современным прокажённым будет строить больше на заботе и милосердии, чем на возмущении и криках о наказании. Как Иисус, нарушая этикет и действующие в «приличном обществе» правила, он протянет руку отверженным и проклятым. К сожалению, эта рука непосредственно к ним не дотянется. Но есть такие руки, которые достигают самого дна. Есть люди, которые посвятили этому всю свою жизнь. И их руки нужно поддержать. Этим людям нужно помочь пониманием, добрым словом, деньгами, формированием правильного общественного мнения и законов. Какое огромное поле деятельности! Сегодня Иисус зовёт нас к этой деятельности своим примером. Его протянутая прокажённому рука возрастает до масштабов символа. Побольше бы таких рук и, может быть, обновится лицо земли.

Вот только я боюсь, что мы ударили в слишком большой колокол, разыскивая прокажённых, которым нужна помощь. Лучше оглядимся на собственном дворе. В собственном доме. Сколько здесь тех, кто в угоду каким-то принципам исключён из нашей жизни! С которыми мы не разговариваем годами, которым никогда не подаём руки, которых мы избегаем, как прокажённых!

Разрушим, наконец, эти лепрозории! Прежде чем обдумывать великий и ответственный шаг к объединению мира, сделаем уже сегодня, пока не передумали, один маленький шажок к человеку, которого не любим. Памятуя о старой, как мир, истине, что немного добра для конкретного человека значит больше, чем вся любовь к человечеству.

 

О. Станислав Подгурский CSsR