Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Мф.5,12

30 рядовое воскресенье

Первое чтение Иер 31, 7–9

Так говорит Господь: радостно пойте об Иакове и восклицайте пред главою народов: провозглашайте, славьте и говорите: «спаси, Господи, народ твой, остаток Израиля!» Вот, Я приведу их из страны северной и соберу их с краёв земли; слепой и хромой, беременная и родильница вместе с ними, - великий сонм возвратится сюда. Они пошли со слезами, а Я поведу их с утешением; поведу их близ потоков вод дорогою ровною, на которой не споткнутся; ибо Я - отец Израилю, и Ефрем - первенец Мой.

 
 

Второе чтение Евр 5, 1–6

Братья:

Всякий первосвященник, из человеков избираемый, для человеков поставляется на служение Богу, чтобы приносить дары и жертвы за грехи, могущий снисходить невежествующим и заблуждающим, потому что и сам обложен немощью, и посему он должен как за народ, так и за себя приносить жертвы о грехах. И никто сам собою не приемлет этой чести, но призываемый Богом, как и Аарон. Так и Христос не Сам Себе присвоил славу быть первосвященником, но Тот, Кто сказал Ему: Ты Сын Мой, Я ныне родил Тебя; как и в другом месте говорит: Ты священник вовек по чину Мелхиседека.

 
 

Евангелие Мк 10, 46–52

Когда выходил Иисус из Иерихона с учениками Своими и множеством народа, Вартимей, сын Тимеев, слепой сидел у дороги, прося милостыни. Услышав, что это Иисус Назорей, он начал кричать и говорить: Иисус, Сын Давидов! помилуй меня. Многие заставляли его молчать; но он еще более стал кричать: Сын Давидов! помилуй меня. Иисус остановился и велел его позвать. Зовут слепого и говорят ему: не бойся, вставай, зовёт тебя. Он сбросил с себя верхнюю одежду, встал и пришёл к Иисусу. Отвечая ему, Иисус спросил: чего ты хочешь от Меня? Слепой сказал Ему: Учитель! чтобы мне прозреть. Иисус сказал ему: иди, вера твоя спасла тебя. И он тотчас прозрел и пошёл за Иисусом по дороге.

 

Проповедь

Чтобы мне прозреть

История слепого нищего Вартимея, рассказанная Марком в сегодняшнем евангелии, предлагает нам взглянуть не столько на сам факт исцеления – он и так достаточно ясно описан – сколько на его глубокий, спасительный смысл.

По пути в Иерусалим Иисус проходит через Иерихон. Недавно Он сказал ученикам, зачем идёт в столицу: там «Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам» (Мк 10, 33). Кто из людей, идя к месту казни, забивал бы себе голову ещё и добрыми делами? Но Он, отдающий Свою жизнь не по принуждению, а по собственной воле (см. Ин 10, 18), «для искупления многих» (Мк 10, 45), до самого конца будет к услугам человека. Вот, собственно, Он и встречает такого человека, ожидающего помощи. На выходе из города у дороги сидит слепой Вартимей, сын Тимея. Имена исцелённых в Евангелии приводятся необычайно редко. С чего бы такое исключение для нищего из Иерихона? Возможно, в те годы, когда Марк писал своё повествование, Вартимей принадлежал к какой-нибудь из христианских общин и был там всем известен. Сегодня же он сидит у выходящей из города дороги и просит милостыню. Точка выбрана хорошо: движение здесь оживлённое, и шанс на подаяние от направляющихся в святой град пилигримов довольно высок. Вартимей – слепец. В те времена деревенскому бедняку, утратившему зрение, не оставалось ничего, кроме попрошайничества. Вот Вартимей и попрошайничает. Уже столько лет! От бредущих в Иерусалим путников он должен был много слышать о Христе и сотворённых Им чудесах. Ведь слава Учителя расходилась не только по Иудее и Галилее, она достигала также Заиорданья, Десятиградия, и даже Сирии (см. Мф 4, 24-25). Однажды Вартимей подумал: «Когда-нибудь Он придёт и сюда. Должен придти. Ведь пойдёт же Он в столицу на Пасху…» С того момента он начал ждать. И вот однажды доброжелательные прохожие говорят ему: идёт!

Сколь многие из нас встретились бы с Иисусом, если бы осознали, что только Он – наше спасение, и захотели бы терпеливо подождать Его!

Иисус подходит, окружённый немалой толпой. По обычаю бродячих учителей, который удачно переняли священники, ведущие группы паломников в Ченстохову, шагая, Он возвещает слово спасения. Люди рядом сосредоточенно размышляют. Это внимательное слушание и задумчивость неожиданно прерывает крик: «Иисус, Сын Давидов! помилуй меня» (Мк 10, 47). Мы очень не любим, когда кто-то мешает нам слушать. Тогда тоже никто не порадовался поведению нищего. «Многие заставляли его молчать», как говорит Евангелие, «но он ещё более стал кричать: Сын Давидов! помилуй меня» (Мк 10, 48).

Как долго надо кричать, чтобы Бог услышал? Почему вообще для этого надо кричать? Этой тайны мы никогда не раскроем. Может быть, Он хочет, чтобы этим криком мы показали не только всё своё бессилие, но и всю свою надежду? Всего себя? Чтобы мы осознали, что нам не осталось ничего, кроме как просить? Не надо стыдиться этого зова о помощи. Упрямого, настойчивого, повторяемого изо дня в день охрипшим от усталости голосом, из последних сил. Перестать взывать – это открыть двери отчаянию.

Иисус велит позвать Вартимея. Он всегда услышит зовущего на помощь человека. И пригласит его к Себе. Все чудеса Иисуса совершаются, как правило, в непосредственном общении с нуждающимся в помощи или с его близкими, которые за него просят. В евангелиях не зафиксировано ни одного отклонения от этого принципа. Очевидно, что Иисус стремится показать человеку: только через Него, через непосредственный контакт с Ним самим можно выйти на орбиту Божьего всемогущества. Тот, кто жаждет чуда, должен сделать шаг к Чудотворцу. Тот, кто хочет быть исцелён, должен подойти к Целителю.

Вартимей «сбросил с себя верхнюю одежду, встал и пришёл к Иисусу» (Мк 10, 50). Так когда-то шли к Нему – поспешно, не медля ни секунды – хромые, парализованные, покрытые проказой, слепые, глухие, немые, оплакивающие своих покойников или угнетаемые злыми духами. Они влачили свои изболевшиеся, искалеченные тела или переполненные болью сердца под взгляд этих глаз, под мановение этой руки, да и просто к одному только прикосновению к краю одежды, которую носил Чудотворец (см. Мф 9, 21). Они без промедления использовали предоставленный им судьбой шанс – быть может, единственный. Шанс встретиться с Богом, «богатым милостью» (Еф 2, 4).

Почему нищие нашего времени: слепцы, не видящие Бога, глухие, слышащие только себя и больше никого на свете, паралитики, слишком слабые, чтобы сделать шаг к реальному действию, люди со сломанным хребтом, сгибающиеся, подобно куклам, до самой земли перед любым, кто заплатит, почему вся эта моральная беднота столь нетороплива, столь упряма и ленива в поисках собственного спасения? Почему её нужно так долго подбадривать, уговаривать, убеждать, чуть ли не за уши тянуть, чтобы она подошла, наконец, ко своему Спасителю? Вартимей верил. Они – ещё не уверовали.

«Чего ты хочешь от Меня?», – спросил Иисус слепого нищего из Иерихона (Мк 10, 51). Разве Он не знал? Разве подумал, что тот пришёл за милостыней? Бог знает, с чем мы перед Ним предстаём. И если всё же хочет, чтобы мы подробно излагали наши прошения в молитве, наши грехи на исповеди, наши конкретные обязанности в обещаниях, обетах и клятвах, то это затем, чтобы человек яснее представлял себе, в каком положении находится, какие нужды его гнетут, чтобы от общих слов, бездумно произносимых в ежедневной молитве, он перешёл к конкретике, чтобы из множества того, что ему нужно, выбрал одно, самое существенное для него и единственно важное. Иногда сделать такой выбор очень легко. Вартимей, ни минуты не колеблясь, закричал: «Учитель! чтобы мне прозреть» (Мк 10, 51). Однако иной раз не лишним было бы поразмыслить не торопясь, взвесить все обстоятельства, отбросить несущественное, взглянуть на себя во всей правде и только потом представать со своей просьбой перед Богом. Неплохо будет, если это просто будет та же просьба, что и у Вартимея: «Учитель! чтобы мне прозреть» (Мк 10, 51).

В конечном счёте все мы слепы. Наш взгляд на Бога, на Христа, на сверхъестественную реальность, в которой мы живём, и на вечность, которая нас ждёт, – это взгляд слепца. Некие контуры, некие туманные очертания, некие размытые цвета. Да ещё и движемся на ощупь. До чего же жарко надо бы молиться о глазах, которые видят лучше, на которые можно было бы положиться.

С бельмом на глазах мы смотрим также и на себя. Не замечаем своих недостатков, своих ошибок, своих просчётов, даже если все вокруг показывают на них пальцами. Мы верим в свой гений, в свою безупречность и безошибочность, в свой здравый рассудок и взвешенные решения, даже если люди лопаются от смеха, чуть ли не ежедневно сталкиваясь с проявлениями нашей глупости.

Мы не видим и подлинного облика окружающего нас мира. Мода, средства массовой информации, уже укоренившиеся вредные привычки оставили нашим глазам способность различать лишь некоторые цвета, и мы теперь принимаем их за всю, какая есть, действительность. В этом взгляде дальтоника здоровье, богатство, секс, власть и положение возрастают до ранга единственных благ, ради которых стóит побегать, стяжанию которых стóит посвятить свою жизнь. То, что говорит о такой узкой картине мира Евангелие и даже обыкновенный критический разум, для многих остаётся за пределами поля зрения. Мы созидаем действительность, в которой слепые ведут слепых. Удивительно ли, что наша история – это скорее блуждание по ямам, чем шаг по правильному пути (см. Лк 6, 39)?

Счастливы те, кто, как тот нищий из Иерихона, умеют каждый день восклицать: «Учитель! чтобы мне прозреть» (Мк 10, 51).

Иисус сказал Вартимею: «Иди, вера твоя спасла тебя. И он тотчас прозрел» (Мк 10, 52). Трижды в евангелиях записано именно это характерное изречение: не «Я тебя спас», а «вера твоя спасла тебя» (см. Мк 5, 34; 10, 52; Лк 17, 19). Иисус как бы прячется за веру просящего. Будто это она совершила чудо. В действительности же это только условие, при котором перед человеком открывается сокровищница Божьего всемогущества. Не удивительно, что Иисус требовал этой веры от каждого, кому хотел помочь (см. напр. Мк 2, 5; 5, 34.36; 9, 23; 10, 52). Эта вера ведёт нуждающегося в помощи ко Христу. Эта вера также, если она достаточно чиста и крепка, связывает человека с Ним и тогда, когда благодеяние уже оказано. Сегодняшнее евангельское чтение завершается знаменательным утверждением Марка: исцелённый Вартимей пошёл за Иисусом (см. Мк 10, 52).

Как это прекрасно! Человек, который много лет провёл во мраке, не очарован видом мира, вдруг явившим перед ним свои цвета и формы. Он очарован Иисусом. Он отказывается от радости познания земли. Он желает познать её Господа.

Духовное прозрение должно завершаться принципиальным решением остаться со Христом. Решением идти за Ним, то есть шагом к подражанию. Вера, которая исцеляет – это также вера, которая сплачивает, связывает, соединяет. Восклицание «чтобы мне прозреть» (см. Мк 10, 51) будто само собой превращается в клятву верности: «Учитель! я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошёл» (Мф 8, 19). А потом если и будет ещё какая-нибудь просьба, то разве что та, из старой, сегодня уже почти забытой молитвы «Душа Христова», которую в детстве мы шептали после каждого Святого Причастия невинными детскими устами: «И не допусти мне отлучиться от Тебя»!

О. Станислав Подгурский CSsR