Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
Блаженны непорочные в пути, ходящие в законе Господнем. Пс 118,1

19 рядовое воскресенье

Первое чтение 3 Цар 19, 4-8

В те дни: Илия отошёл в пустыню на день пути и, придя, сел под можжевеловым кустом, и просил смерти себе, и сказал: довольно уже Господи; возьми душу мою, ибо я не лучше отцов моих. И лёг и заснул под можжевеловым кустом. И вот, Ангел коснулся его и сказал ему: встань, ешь. И взглянул Илия, и вот, у изголовья его печёная лепёшка и кувшин воды. Он поел, и напился, и опять заснул. И возвратился Ангел Господень во второй раз, коснулся его и сказал: встань, ешь; ибо дальняя дорога пред тобою. И встал он, поел и напился, и, подкрепившись тою пищею, шёл сорок дней и сорок ночей до горы Божией Хорива.

 
 

Второе чтение Еф 4, 30 — 5, 2

Братья: Не оскорбляйте Святого Духа Божия, Которым вы запечатлены в день искупления. Всякое раздражение, и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас; но будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас. Итак, подражайте Богу, как чада возлюбленные, и живите в любви, как и Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное.

 
 

Евангелие Ин 6, 41-51

В то время: Возроптали на Иисуса Иудеи за то, что Он сказал: «Я есмь хлеб, сшедший с небес». И говорили: не Иисус ли это, сын Иосифов, Которого отца и Мать мы знаем? Как же говорит Он: «Я сшёл с небес»? Иисус сказал им в ответ: не ропщите между собою. Никто не может прийти ко Мне, если не привлечёт его Отец, пославший Меня; и Я воскрешу его в последний день. У пророков написано: «и будут все научены Богом». Всякий, слышавший от Отца и научившийся, приходит ко Мне. Это не то, чтобы кто видел Отца, кроме Того, Кто есть от Бога; Он видел Отца. Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня имеет жизнь вечную. Я есмь хлеб жизни. Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли. Хлеб же, сходящий с небес, таков, что едящий его не умрёт. Я хлеб живой, сшедший с небес; едящий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира.

 

Проповедь

Верующий в Меня

Трудный евангельский текст этого воскресенья представляет собой продолжение слов Иисуса, сказанных в Капернауме, после чуда умножения хлебов. Слов, в которых предрекалось установление Евхаристии. Тут к нам возвращаются мысли, которые мы уже разбирали на прошлой неделе. И возникают новые, полное развитие которых мы найдём только в евангельском чтении следующего воскресенья, ибо и оно предложит нам для размышления всё ту же тему: предвестие тайны Тела и Крови Господних.

Мне кажется, в такой ситуации не будет ошибкой оставить в стороне всяческие подробности и замахнуться на своего рода синтез тех мыслей, которыми пронизаны все речи Иисуса в Капернауме. Мы уже имели дело с таким синтезом в проповеди минувшего воскресенья. Сегодня давайте пойдём ещё дальше и попытаемся в прозвучавших тогда словах отыскать те фундаментальные истины, которые Иисус особенно желал передать своим ученикам, а через их посредничество – и всей Церкви.

Мне представляется, что здесь важны прежде всего две мысли, ибо во всём сказанном они так настойчиво подчёркиваются, так постоянно переплетаются и связываются одна с другой, будто Иисус боялся, что мы их пропустим или не придадим им значения, будто хотел впечатать их в память каждому из слушателей, убеждая всех: это важно!

Обратимся к Евангелию от Иоанна и возьмём оттуда две фразы, два лозунга и в то же время постулата, которые покажут, что Иисус желает донести до нас. Вот они: «Верующий в Меня имеет жизнь вечную» (Ин 6, 47) и «Ядущий Меня жить будет Мною … вовек» (Ин 6, 57-58).

Эти, казалось бы, разные истины и пожелания в действительности накладываются, тесно связаны и сосредоточены вокруг одной и той же тайны: необходимости верить и необходимости участвовать в Евхаристии. Это в то же время две великие богословские темы, каждая из которых существенно и глубоко затрагивает самые основы христианства.

Сегодня поговорим на первую из них. К теме Евхаристии мы вернёмся через неделю.

Вера – условие вечной жизни.

Перед теми, кто хочет войти в Царство Божие или, как это формулирует Иоанн, к жизни вечной, евангелия ставят множество разнообразных требований. Прежде всего, здесь необходимо обратиться, то есть «оторвать» сердце от земных благ и обратить его к Богу (ср. Мк 1, 15). Необходимо соблюдать заповеди (ср. Мф 19, 17) и исполнять волю Божию (ср. Мф 7, 21). Необходима незапятнанная добропорядочная жизнь, которая должна быть лучше жизни фарисея (см. Мф 5, 20). Необходим некоторый радикализм, чтобы, не колеблясь, отсечь руку или вырвать глаз, если они привязывают нас ко греху (ср. Мф 8, 8-9). Необходимо отойти от семьи, которую нельзя любить сильнее, чем Христа (ср. Мф 10, 37). Необходимо, чтобы сердце не привязывалось к богатствам, ведь легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому взойти на небо (ср. Мк 10, 23-25). Наконец, необходимо следовать Христу (ср. Мф 10, 38; Ин 8, 12) и быть готовым пойти за голосом Бога, причём прямо сейчас, когда рука только что легла на плуг, ибо тот, кто тянет время и оглядывается назад, не может войти в царство Божие (ср. Лк 9, 62; Мф 8, 22).

Как видим, требований много.

К этому перечню, который, впрочем, ещё не полон, Иисус сегодня добавляет ещё одно утверждение: «Верующий в Меня имеет жизнь вечную» (Ин 6, 47). Я сказал: «добавляет», но я плохо выразился. Вера – не просто один из пунктов этого списка. Она прежде всего и превыше всего. До такой степени, что всё перечисленное евангелистами не проявится в человеке, если в нём нет веры, а если и проявится, то без неё будет анемичным, нездоровым, постоянно грозящим исчезнуть, не дающим ни радости, ни энергии, и, что хуже всего – бесполезным для «жизни вечной». Может быть, именно по этой причине евангелист Иоанн, в отличие от Марка, Матфея и Луки, вместо длинного перечисления условий, при которых спасение возможно, неутомимо подчёркивает лишь два требования Иисуса: веру и любовь.

Сосредоточим своё внимание на вере. Вера является первым требованием, с которым Иисус в начале своей общественной деятельности обратился к современникам: «Покайтесь и веруйте в Евангелие» (Мк 1, 15).

Скажем себе сразу: в этом требовании речь идёт не о какой-то вере в Бога вообще, об уверенности в том, что этот Бог есть, и что он некоторым образом небезразличен к человеку, хотя эта истина и лежит в основе веры в сверхъестественное (см. Евр 11, 6). Когда Христос говорит о вере, Он имеет в виду прежде всего веру в Него как Мессию, то есть Сына Божия. Это ничего, что, общаясь со слушателями, Иисус редко когда ждёт, чтобы прозвучало слово «Мессия» и уж тем более «Сын Божий». Будучи верен принципу сохранения мессианской тайны, Он иногда даже запрещает называть Его так. Зато всегда требует веры: «Веруете ли, что Я могу это сделать?», – спрашивает Он у слепых, просящих Его о помощи (Мф 9, 28). Чуть ли не при любой просьбе об исцелении из уст Иисуса звучит это требование веры – как от больного, так и от его окружения (см. напр. Мк 2, 5; 5, 34.36; 9, 23; 10, 52; Мф 8, 10; 15, 28). Особенно сильной веры Он будет ожидать от Своих учеников (см. Ин 6, 29). Он печалится и удивляется, не находя её (см. напр. Мк 4, 40; Мф 14, 31; 16, 8; 17, 20; Лк 12, 28; Ин 3, 11-12; 20, 27-29). За недостаточную веру в сказанные Им слова Иисус предрекает гибель некоторым галилейским городам (см. Мф 11, 20-24), а также Иерусалиму (см. Мф 23, 37). Такое же предостережение прозвучит по отношению к ученикам и слушателям (см. Лк 12, 8-9). После всего этого нас уже не удивляет услышанное в сегодняшнем евангельском чтении: «Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня имеет жизнь вечную» (Ин 6, 47). Впрочем, мы уже слышали эти слова раньше, в беседе Иисуса с Никодимом: «…дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. … Верующий в Него не судится, а неверующий уже осуждён, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия» (Ин 3, 15-16.18). Перед чудом воскрешения Лазаря Иисус скажет: «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрёт, оживёт. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрёт вовек» (Ин 11, 25-26). А во время Тайной Вечери в обращённой к Отцу молитве Он добавит: «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа» (Ин 17, 3).

Продолжительная речь в Капернауме, над содержанием которой мы сейчас размышляем, тоже полна такого рода утверждениями и требованиями (см. Ин 6, 29.35.40.44.47).

Даже если мы сочтём, что окончательная редакция приведённых выше текстов не исходит непосредственно от Иисуса, а является делом рук евангелиста Иоанна, всё равно факт, о котором свидетельствует любимый ученик, остаётся бесспорным: Иисус считал Себя единственным путём, ведущим к вечной жизни и неустанно напоминал об этом людям. Поэтому и в фундаменте христианства всегда будет лежать вера в Иисуса Христа, Сына Божия, Который пришёл для того, чтобы мы, веруя в него, имели жизнь вечную, и имели её в изобилии (см. Ин 10, 10; 20, 31).

В этом ключе – ключе веры в Бога и Его Сына, Иисуса Христа, будет когда-то рассмотрена и наша жизнь, будет решён вопрос и о нашей вечности. Ибо, как сказал Пётр в своём выступлении перед Синедрионом: «Нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян 4, 12).

В большой речи, произнесённой в Капернауме, Иисус постоянно возвращается к теме веры. Однако на этот раз Он делает это не только для того, чтобы напомнить людям их основную обязанность по отношению к образу Всевышнего, Который пришёл к ним в Иисусе Христе (см. 2 Кор 4, 4; Евр 1, 3). Для таких напоминаний уже было немало поводов, и ещё будет немало. Если сегодня Иисус говорит о вере, то не только для того, чтобы открыться человеку. Иисус хочет также дать ему Себя. Сказанные в Капернауме слова пронизаны стремлением к соединению. Они наполнены обетованием высшего из даров. Однако без веры человек не увидит сокровищ, которые ему показывают. Он не поймёт ни смысла, ни ценности дара, который кладут перед ним. Не протянет к нему руки. Не ответит на него любовью. Вот откуда эти вопросы о вере, эти поучения, эти призывы. Они создают атмосферу, и только в ней Иисус начинает говорить о Евхаристии.

Но не будем забегать вперёд и затрагивать тему следующего воскресенья. У нас и так есть над чем поразмыслить, когда звучит слово «вера».

Моя вера.

Не будем гнать от себя эти мысли. Время, которое мы посвятим им, определит смысл нашего «сегодня». И нашу вечность тоже.

 

О. Станислав Подгурский CSsR