Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
Истинно, истинно говорю вам: верующий в меня имеет жизнь вечную. Ин 6,47

7-е воскресенье Пасхи

Первое чтение Деян 1, 15–17

Пётр, став посреди учеников, сказал:

мужи братия! Надлежало исполниться тому, что в Писании предрёк Дух Святый устами Давида об Иуде, бывшем вожде тех, которые взяли Иисуса; он был сопричислен к нам и получил жребий служения сего. В книге же Псалмов написано: да будет двор его пуст, и да не будет живущего в нём; и: достоинство его да приимет другой. Итак надобно, чтобы один из тех, которые находились с нами во всё время, когда пребывал и обращался с нами Господь Иисус, начиная от крещения Иоаннова до того дня, в который Он вознёсся от нас, был вместе с нами свидетелем воскресения Его. И поставили двоих: Иосифа, называемого Варсавою, который прозван Иустом, и Матфия; и помолились и сказали: Ты, Господи, Сердцеведец всех, покажи из сих двоих одного, которого Ты избрал принять жребий сего служения и Апостольства, от которого отпал Иуда, чтобы идти в своё место. И бросили о них жребий, и выпал жребий Матфию, и он сопричислен к одиннадцати Апостолам.

 

Второе чтение 1 Ин 4, 11-16

Возлюбленные! если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга. Бога никто никогда не видел. Если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает, и любовь Его совершенна есть в нас. Что мы пребываем в Нём и Он в нас, узнаем из того, что Он дал нам от Духа Своего. И мы видели и свидетельствуем, что Отец послал Сына Спасителем миру. Кто исповедует, что Иисус есть Сын Божий, в том пребывает Бог, и он в Боге. И мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в нее. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нём.

 
 

Евангелие Ин 10, 11–18

Иисус возвёл очи Свои на небо и сказал:

Я уже не в мире, но они в мире, а Я к Тебе иду. Отче Святый! соблюди их во имя Твоё, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы. Когда Я был с ними в мире, Я соблюдал их во имя Твоё; тех, которых Ты дал Мне, Я сохранил, и никто из них не погиб, кроме сына погибели, да сбудется Писание. Ныне же к Тебе иду, и сие говорю в мире, чтобы они имели в себе радость Мою совершенную. Я передал им слово Твоё; и мир возненавидел их, потому что они не от мира, как и Я не от мира. Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла. Они не от мира, как и Я не от мира. Освяти их истиною Твоею; слово Твоё есть истина. Как Ты послал Меня в мир, так и Я послал их в мир. И за них Я посвящаю Себя, чтобы и они были освящены истиною.

 

Проповедь 1

Если мы внимательно заглянем внутрь себя, а потом посмотрим на наше ближайшее или дальнейшее окружение, то без проблем заметим, сколько опасностей и зла в этом мире! Сами в себе часто замечаем раскол, о котором говорит св. Павел: «Доброго, которого хочу, не делаю, а зло, которого не хочу, делаю» (Рим 7, 19)

Эту истину хорошо знает Иисус, поэтому, совершая Последнюю Вечерю, возносит своему Отцу Первосвященническую молитву, прося о прославлении, об одиннадцати, о Церкви!

Сегодня в Евангелии, которое мы читали, слышим молитву об одиннадцати:

«Отче…, соблюди их во имя Твоё. Когда Я был с ними, Я соблюдал их…, и сохранил, и никто из них не погиб, кроме сына погибели. Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла».

Иисус хорошо знает слабости тех, кто остался Ему верен. Зная также силу зла, которое может овладеть самыми лучшими, Он не хочет предоставлять их собственным убогим силам, поэтому горячо просит Отца, чтобы одарил их благодатью отличать добро от зла, чтобы, оставаясь, ещё в этом мире, не принадлежали ему, но, веруя, соблюдая закон любви, – смело свидетельствовали и проповедовали: Бог Отец послал Сына Спасителем миру, Иисус есть Сын Божий! Апостолы сумели выполнить эту задачу.

И сегодня подобным образом Иисус молится за каждого своего ученика, за нас, которые через таинство крещения ними стали – одаривая нас этой благодатью! Но с этой Божьей благодатью, которая охраняет нас, надо нежно и постоянно сотрудничать!

Сотрудничать – это помнить о Господе в любое время, быть верным своей собственной молитве, как и молитве в общине Церкви! А самое главное: всегда руководится главной заповедью – заповедью любви к Богу и ближнему! Потому что, как нас учит апостол Иоанн в первом Послании: «Возлюбленные! если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нём» (1 Ин 4, 11.16).

Если Бог с нами, кто против нас? Аминь.

О. Ян Глувчик CSsR

 

Проповедь 2

Его радость в нас


Что мы знаем о радости Иисуса? Ничего! Настолько ничего, что даже не можем представить себе Его обрадовавшимся, что даже не допускаем мысли, что Он когда-нибудь мог смеяться. На протяжении столетий лик Иисуса рисовали и лепили миллионы раз. Но я ни разу не видел изображения улыбающегося Иисуса. А если бы и увидел, то кто знает, не стало бы моей первой реакцией возмущение: «Как можно!». «Муж скорбей» – конечно. «Распятый, корчащийся в предсмертных муках» – да! Целых два тысячелетия нас приучали именно к такого рода «портрету» Назарянина и мы уже даже не представляем себе другого.

О том, что Иисус неоднократно выказывал свои чувства, у евангелистов упоминаний много. Ведь Он был настоящим человеком. Как человек, Он проявлял сочувствие и милосердие (см. напр. Мф 9, 36; Мк 8, 2), удивлялся (см. напр. Мф 8, 10; 15, 16.28; Мк 6, 6), печалился и тосковал (см. напр. Мк 14, 34; Ин 13, 21), иногда бывал нетерпелив (см. напр. Мк 8, 17; 9, 19), и даже поддавался порывам гнева (см. напр. Мк 3, 5; 8, 33; 10, 14; 11, 15-16). Разок-другой упоминается, что Он плакал (см. напр. Лк 19, 41; Ин 11, 33.35). Почему нигде не отмечено, что Он улыбнулся? Ведь Ему наверняка были знакомы минуты отдыха или радости, а то расположение духа, из-за которого люди называли Его «добрым» (см. напр. Мк 10, 17; Лк 18, 18; Ин 7, 12), скорее всего, не покидало Его никогда. Почему же рассказы очевидцев умалчивают обо всём этом?

Точности ради надо сказать, что в Евангелии есть два места, где мы можем найти замечания о радости Иисуса. Жаль, правда, что это только упоминания, сделанные как бы мимоходом, а значит, обречённые на то, что мы их пропустим. Одно есть у Луки, другое у Иоанна. У Луки сказано, что «возрадовался духом Иисус» (Лк 10, 21). А то, что о радости Иисуса записал Иоанн, приведено в прочитанном сегодня евангельском фрагменте. Здесь Иисус просит Своего Отца об учениках, «чтобы они имели в себе радость Мою совершенную» (Ин 17, 13). И мало, и много. Но уж наверняка заслуживает нашего внимания. Так присмотримся же поближе к обоим, имеющимся у Луки и Иоанна, текстам о радости Иисуса.

В первом говорится о радости, проявленной внешне, замеченной окружающими. Это должно было быть исключительно интенсивное проявление, раз Лука обратил на него внимание и отметил в своих записках. А произошло это при следующих обстоятельствах: как раз вернулись из своего первого миссионерского похода семьдесят два ученика, отправленных на эти труды Иисусом. Они вернулись воодушевлёнными. Люди принимали их дружелюбно, слушали внимательно, более того – даже злые духи в одержимых подчинялись им при одном только звуке имени Иисуса (см. Лк 10, 17). Когда вот так, в радостном воодушевлении, они один за другим рассказывают о достигнутых успехах, Иисуса вдруг охватывает волнение. В пророческом прозрении Он видит близкое уже крушение сатаны, который будто молнией будет сметён с того места, которое занимал в мире до этих пор (см. Лк 10, 18), причём сметён как служением бедных Иисусовых проповедников Евангелия, так и верой тех, кто принимает их слово. «В тот час возрадовался духом Иисус», – пишет Лука (Лк 10, 21). С громкой молитвой обращается Он к Отцу, Господину неба и земли, благодаря Его за то, что сокрыл это от мудрых и разумных, а открыл младенцам (см. Лк 10, 21n).

Иисуса переполняет радость от того, чтó начинается, и от того, кáк это всё начинается. Начинается время Церкви. Время, когда через проповедь Евангелия одними и охотно принятую другими веру мир найдёт Христа, спасительные деяния Христа совершатся в мире, и благодаря Христу он станет иным. Время это начинается очень скромно. Обескураживающее скромно. Величайшее и важнейшее как для человека, так и для мира, дело берут в свои руки простые, слабые, неподготовленные люди. Чему же тут радоваться?

Церкви, зачаток которой составляли эти первые семьдесят два, вовсе не было уготовано безоблачное будущее. Сам Иисус вскоре скажет ученикам, что в мире их ждут гонения, ненависть окружающих, непонимание близких, и даже смерть (см. напр. Мк 13, 9.12; Ин 15, 18-21). И так будет всегда. В любом веке. В любом поколении. В любой стране. Иисус знает больше: что одежды Церкви будут забрызганы не только кровью. Будут на них и другие пятна. Пятна позорные и тревожные: грехи её собственных детей. Кто-нибудь другой всерьёз озаботился бы, на чинная такое дело, как то, что начал Иисус. А Он «возрадовался духом» (Лк 10, 21). Может быть, Христос учитывает только окончательный итог, не обращая внимания на «процесс» и не считая трупов? Это невозможно! Так поступают только земные диктаторы. Иисуса волнует не только «что», но и «как». Его радует, что это «как» Церкви и человека будет нести на себе отпечаток Его собственного трудного пути. Но радуется не потому что именно такого крестного пути для людей Он хотел или такого пути им желал, но потому, что именно этот каменистый извилистый путь, по которому должен пройти каждый, хочет он этого или нет, даёт Иисус наибольшие шансы встать как можно ближе к человеку и помочь ему сделать свой путь дорогой мира и даже радости.

И другой текст, написанный Иоанном. Подобно драгоценному камню, сверкнул он на миг в сегодняшнем евангелии. Вечер Страстного Четверга. Иисус уже сердечно попрощался со своими учениками, ведь сегодня Он уже пойдёт на муки. В этот момент в трогательной молитве Он вверяет их Отцу. Просит, чтобы они были едины, просит освятить их истиной, сохранить от зла. И вдруг звучат совершенно неожиданные слова: «Чтобы они имели в себе радость Мою совершенную» (Ин 17, 13). Боже мой! Это кто же сегодня, именно сегодня, идя на смерть, так полон радости? Кто счастлив настолько, что хочет это переполняющее его сердце счастье перелить и в другие сердца? Мы бы не поверили, но Он Сам это сказал. Именно сейчас, в этот вечер предательства и отступничества, пыток и шага на крест в одной короткой фразе отодвигается завеса, скрывавшая жизнь Иисуса. И становится видно, что там, внутри, в сердце этого, по-человечески судя, несчастного человека, – тишь, покой и радость. Радость, которой люди даже не замечали, но которая была в Нём всегда, с первой минуты, когда Он в человеческом образе приветствовал землю, и будет всегда, даже тогда, когда криком умирающего Он с этой землёй попрощается. Его радость. Одна из великих тайн Сына Человеческого. Безмятежность горной вершины, которая залита солнцем, хотя ниже, на склонах горы – тучи, дождь, снег и метель.

И для Учителя, и для учеников Страстной Четверг – это начало крайне трагических событий. Иисус просит Отца, чтобы, не смотря на ожидающие их страдания, и даже в самих этих страданиях они хранили в себе Его спокойствие и радость. Очевидно, это возможно. Очевидно, для сохранения внутреннего покоя и безмятежности необязательны ни уверенность в завтрашнем дне, ни надежда на скорый успех, ни опора на богатство, знания, дружбу или даже на собственное нравственное совершенство. Очевидно, можно радоваться, страдая, дрожа в страхе перед завтрашним днём, и даже стыдясь самого себя. Только кто из нас знает дорогу к такой радости? Никто! Потому что это не радость, имеющая своим источником человека, а приобщение человека к радости Иисуса. «Чтобы они имели в себе радость Мою совершенную» (Ин 17, 13).

Однако не надо думать, что дар радости Иисуса снизойдёт в наши сердца просто так, автоматически, в готовом окончательном виде, а главное – без усилий с нашей стороны, только потому, что Он испросил этот дар для нас, только потому, что уходя, Он сказал Своим: «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам» (Ин 14, 27). Иисус не даёт ничего готового. Он помогает достичь этого, чтобы оно, таким образом, стало и Его, и нашим. Именно в этом смысле Он скажет сначала своим семидесяти двум ученикам, а затем апостолам в горнице, какой фундамент должен заложить каждый верующий в Него в основу истинной радости. Первый из этих фундаментов касается нашего «здесь» и «сейчас». Второй принимает в расчёт наше «завтра».

«Здесь» и «сейчас». Вернувшиеся из первого миссионерского похода ученики услышат: «Блаженны очи, видящие то, что вы видите!» (Лк 10, 23). Что же они видели, эти простые люди, отправленные с Благой Вестью по городкам и деревням Галилеи и Иудеи? Они видели Царство Божье, входящее в земную действительность в лице Иисуса Христа. И входило оно властно и могущественно. «…Слепые прозревают и хромые ходят, прокажённые очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают и нищие благовествуют» (Мф 11, 5).

Кто увидел это всё и уверовал, кто избрал Бога и всем своим существом принял Его сторону, кто слепо уповает на этого могущественного Бога, тот останется спокоен и безмятежен, даже если земля начнёт уходить у него из-под ног.

В там же направлении: необходимости правильного выбора и возведении своего «сегодня» на Боге и на Христе, как фундаменте внутреннего покоя, пойдут слова Иисуса, обращённые к апостолам в горнице: «Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте» (Ин 14, 1). Ещё большие уверенность и спокойствие обретает человек, осознающий, что Бог не просто принимает его на служение и берёт под защиту, но и любит: «Я уже не называю вас рабами, … но Я назвал вас друзьями» (Ин 15, 15). «Как возлюбил Меня Отец, и Я возлюбил вас; пребудьте в любви Моей» (Ин 15, 9). Ведь что может случиться с друзьями Бога?

Подведём итоги: что важно для «сейчас»? Веровать в Иисуса, уповать на Него, идти по жизни с Ним и рядом с Ним. Маленький секрет, открывающий путь к великой и непустяковой вещи – радости.

Для «завтра» осталось обещание. Первыми его услышали те семьдесят два: «…Радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах» (Лк 10, 20). А тем, что в горнице, было сказано: «В доме Отца Моего обителей много. А если бы не так, Я сказал бы вам: Я иду приготовить место вам. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я» (Ин 14, 2-3; см. также 17, 24).

Центр тяжести в христианстве всегда сдвинут к той стороне. Только там обещаны возмещение и вознаграждение. И совершенная радость (см. Откр 21, 4). Зная это, Иисус не говорит своим: «Отбросьте тревоги, ибо ничего плохого с вами на этом свете не случится». Ибо то, что болит, не будет болеть сильно. А если понадобится, то Он сам чудесным образом вмешается и приласкает, и обнимет, и подует на пораненный пальчик. Ничего подобного! Но над земной реальностью, которая, пока Он с нами, действительно не будет трагедией, но слёзы из глаз, и даже кровь из жил выдавит, каждому видно вечное. Вечное, несравненно превышающее всё то, что пришлось вытерпеть здесь (ср. Рим 8, 18). Вечное, в котором Он господствует и разделит его со всеми, кто любит Его. «Радуйтесь и веселитесь, – говорит Он в Нагорной проповеди всем нищим, опечаленным и гонимым, – ибо велика ваша награда на небесах» (Мф 5, 12). И это не какой-то убогий пластырь, который проповедники привыкли лепить на больные места своих слушателей, а истина веры. «Веруйте в жизнь вечную». Иисус просил Отца, чтобы для нас это была вечность с Ним (см. Ин 17, 24). Будем же уповать, ведь Его молитвы всегда бывают выслушаны (см. Ин 11, 42).

Хотя в Евангелиях не записано, что Иисус смеялся, они всё же сообщают нам, что Иисус всегда был в хорошем расположении духа и исполнен внутреннего покоя. Написано там также нечто более существенное для меня лично: что в эту радость Иисуса я тоже могу войти.

Меня туда настойчиво зовут.

 

О. Станислав Подгурский CSsR