Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
Щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив Пс 102,8

4-е воскресенье Пасхи

Первое чтение Деян 4, 8–12

Тогда Пётр, исполнившись Духа Святаго, сказал им: начальники народа и старейшины Израильские! Если от нас сегодня требуют ответа в благодеянии человеку немощному, как он исцелён, то да будет известно всем вам и всему народу Израильскому, что именем Иисуса Христа Назорея, Которого вы распяли, Которого Бог воскресил из мёртвых, Им поставлен он перед вами здрав. Он есть камень, пренебрежённый вами зиждущими, но сделавшийся главою угла, и нет ни в ком ином спасения, ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись.

 

Второе чтение 1 Ин 3, 1-2

Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими. Мир потому не знает нас, что не познал Его. Возлюбленные! мы теперь дети Божии; но ещё не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть.

 

Евангелие Ин 10, 11–18

Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец. А наёмник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец, и разгоняет их. А наёмник бежит, потому что наёмник, и нерадит об овцах. Я есмь пастырь добрый; и знаю Моих, и Мои знают Меня. Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца; и жизнь Мою полагаю за овец. Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь. Потому любит Меня Отец, что Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять её. Никто не отнимает её у Меня, но Я Сам отдаю её. Имею власть отдать её и власть имею опять принять её. Сию заповедь получил Я от Отца Моего.

 

Проповедь 1

Дорогие братья и сёстры во Христе!

Традиционное воскресенье Доброго Пастыря, которое мы переживаем сегодня, дано Церкви для того, чтобы более сконцентрироваться на молитве о призваниях ко священству и монашеству. Но не только. Это воскресенье дано нам также для того, чтобы мы ещё более старались уподобиться нашему Учителю и Господу.

В центре этого дня находится фрагмент 10 главы Евангелия от Иоанна, речь Иисуса, в которой мы можем увидеть пастыря и его характеристику.

Думаю, не обязательно объяснять значение этих образов. Для тех, кто верен систематичному чтению Библии, они прозрачны и ясны. Но на всякий случай, если бы кто-то не понял тесной связи, солидарности жизни между пастырем и его стадом или понимал бы её в духе античной пасторальной культуры, немного добавлю.

Сам фрагмент Евангелия св. Иоанна является проводником, заставляющим читать между строк образа, чтобы прийти к его внутреннему глубокому значению.

Надо было бы иметь в виду перевод оригинального текста и то, что в греческом языке используется слово «kalos» – красота, а не доброта, как в нашем переводе. Итак, текст рассказывает о «прекрасном пастыре»; на Востоке красота, доброта, восторг, щедрость, важность соединяются в одной действительности. Христос – полнота красоты, добра, радости и света.

Первым признаком Его «красоты-доброты» есть то, что Он отдаёт жизнь за Своих овец. Тема, которая ещё прозвучит из уст Иисуса в другом контексте, когда во время последней вечери Он скажет, что «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин 15, 13).

Настоящий пастырь отличается от наёмника своим поведением, когда придёт черёд конкретного спасительного действия при нападении волка. В этом нет сомнений. Какие у нас пастыри и какой я пастырь для своего стада, за которое несу ответственность?

Ответственным за общину Церкви в Эфесе св. Павел пишет своего рода духовное завещание, напоминая, что по отшествию его «войдут лютые волки, не щадящие стада», а противостоять волкам можно бодрствуя (Деян 20, 29.31). Бодрствующий ли я пастырь?

Самоотдача, забота, жертвенность, борьба с эгоизмом – вот то, о чём мы сегодня должны просить Господа не только для священников, но и для всех верующих в Христа, потому что все мы в крещении были призваны быть священниками и пророками. Но прежде всего мы должны призывать присутствие в нашей жизни «великого пастыря душ».

Другой, очень важной темой, затронутой св. Иоанном в этом фрагменте, является познание: «знаю Моих и Мои знают Меня». В Библии глагол «знать» несёт в себе множество оттенков понимания чего-то разумом, сердцем, чувствами, действием.

Между пастырем и его овцами должна виться нить, соединяющая жизнь, опыт, чувства и познание. И именно это должно развиваться между Богом и нами. Так говорит пророк Наум: «Благ Господь и знает надеющихся на Него» (Наум 1, 8), а св. Павел добавляет: «Кто любит Бога, тому дано знание от Него» (1 Кор 8, 3).

Есть ещё одно, внутрицерковное, познание, которое охватывает пастыря и стадо, разрушая все препятствия, барьеры, недоразумения, развивая диалог, единение и жертвенность.

Для наших пастырей и для нас самих мы должны сегодня испрашивать именно такие дары, чтобы всем быть подобными нашему Прекраснейшему Пастырю.

«Любящее познание», полученное от Господа, охватывает не только тех, кто в стаде, но выходит за границы ограды в направлении других овец, потерявшихся или не из этого стада.

Сегодня, переживая день, когда мы смотрим на Иисуса, как на образец Пастыря, мы должны также обратить наше внимание на миссионерский аспект каждого пастыря. Он должен возрастать и цвести тем обильнее, чем больше будет единение с Прекрасным Пастырем. Забота о других – вот свидетельство открытости дарам Бога и близости к Нему.

Заканчивая это короткое размышление, хочу пожелать каждому из Вас и себе самому, чтобы благодаря близости Иисуса, в которой мы можем жить, Он укреплял нас на нашем пути к Нему и позволял быть такими, о каких говорит нам сегодня Слово Божие: чтобы мы были подобны Доброму-Прекрасному Пастырю! Аминь.

О. Павел Мрочек CSsR

Проповедь 2

Добрый пастырь

Маленькое стадо Иисуса увеличилось и будет увеличиваться постоянно: нынче мы видим огромные общины верных. Не зная об этом, первосвященник Кайафа пророчил: «Пусть один умрёт за весь народ!». А Иоанн добавит: «Чтобы собрать всех рассеянных детей Божьих». На протяжении веков к Иисусу стекались люди, число которых превосходит всякое воображение, если представить себе их скопление в конце времён.

Всё это вызывает беспокойство: а каково моё место в этой огромной толпе? Нам необходимо совершить усилие (особенно, если мы привыкли думать об Иисусе в категориях Ты и я), чтобы вписаться в Божий замысел: «Хочу, чтобы вы были народом, люблю вас как народ». Мы участвуем в необыкновенном приключении: судьба отдельного человека вплетается в общину соединившихся вокруг Иисуса.

Но тогда что делать с этим прекрасным образом Иисуса, несущего на плечах ту единственную заблудшую, единственную любимую овечку? Образ остаётся правдивым. Иисус обладает двойной властью, которой не видать ни одному лидеру: Он вождь огромных толп, и в то же время с каждым из нас может наладить глубоко личные, интимные отношения.

Это подтверждают Его трогательные слова: «Знаю Моих, и Мои знают Меня». А то, что Он говорит далее, настолько сильно, что мы задаёмся вопросом: а правильно ли мы это понимаем – Иисус считает меня особенным, любимым, Он хочет, что бы меня с Ним связывали узы, сравнимые c той любовью, что связывает Его и Отца!

Почему мы никак не можем сказать всему миру, что на Земле ни одно дитя не потеряно, никто не одинок? Народ собирается, дабы творить единое стадо, в которое призван каждый: «Есть у Меня и другие овцы», – говорит Иисус. Так не будем же запирать овчарню, не будем говорить: «Они далеко от Иисуса». Вечность покажет, кто в этой плотной толпе был действительно близко к Иисусу.

О. Андре Сэв
(по книге André Sève, Homilie niedzielne
Kraków 1999)

Проповедь 3

Добрый пастырь

Выбранное на это воскресенье евангельское чтение о добром пастыре на первый взгляд относится к чуждым нам и уже малоинтересным реалиям. Где же в нашей урбанистической техногенной цивилизации найдёшь место стадам овец, беззаботно разгуливающим по зелёным пастбищам, рядом со знакомыми по старинным гравюрам пастухами в широкополых шляпах, завёрнутыми в плащи и с пастушеским посохом в руках? Ну да, в кино или по телевизору можно иногда увидеть полные приключений и экзотики фильмы или репортажи из жизни пастухов где-нибудь там, в дальних странах. Но живую овцу, покрытую настоящей шерстью, дети знают исключительно по зоопаркам или походам куда-то в горы, хотя в последнее время овцы вновь начинают появляться во многих хозяйствах, обещая своим владельцам неплохую выгоду. Несмотря на свой анахронизм и принадлежность к чуждой нам культуре, евангелие о добром пастыре невероятно близко, привычно и надёжно укоренено в мире наших представлений о Христе. Каждый раз, читая этот фрагмент, мы бываем тронуты и чувствуем радостную благодарность. Ведь нигде больше Христос не говорит так выразительно, как здесь, Кто Он человеку, а человек Ему. А поскольку Иисус и Отец – одно (см. Ин 10, 30), то слова сегодняшнего евангельского чтения проливают также яркий свет на отношения, возникающие, с одной стороны, между Богом и человеком и, с другой – между человеком и Богом. Отсюда огромная важность этих слов и их принадлежность к самой сути Благой Вести. «Я есмь пастырь добрый» (Ин 10, 11). В древности люди и без комментария понимали, что значит это выражение: добрый пастырь. Они знали характерные черты добрых пастырей и предъявляемые этим людям требования. А нам всё это Иисус разъясняет в нескольких волнующих фразах. Первая обязанность доброго пастыря – знать своих овец. Иисус утверждает, что знает нас (см. Ин 10, 14.27). Бывают в жизни моменты, когда человек не может отделаться от мысли, что Бога мир и человек интересуют так же, как нас – прошлогодний снег. Опустошающие землю войны, разного рода стихийные бедствия, несправедливость, гонения, неизлечимые болезни, безвинные страдания маленьких детей вновь и вновь ставят нас перед вопросом: знает ли Бог что-нибудь о нас? Интересует ли Его наша судьба? Иисус от своего собственного имени и от имени Бога отвечает: «знаю Моих» (Ин 10, 14).

Какое это счастье – возможность уверовать, что я не какая-то там маленькая, безымянная, однодневная пылинка, затерянная в безграничности космоса, о которой никто не заботится, которая никому не интересна. Мой пастырь знает меня. Он знает о том, что я есть. Он сумеет узнать меня в самой большой толпе. Отличит мой голос в тысяче голосов. Но не является ли это случайно чисто абстрактным принятием к сведению, что кто-то там – ещё один – принимает участие в бытии человека? Математической регистрацией факта чьего-то существования? Занесением во всезнающий компьютер ещё одного номера? Чтобы развеять наши опасения, Иисус уточняет Свою мысль: «знаю Моих, и Мои знают Меня. Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца» (Ин 10, 14-15).

Великие слова! Будто золотыми вратами входим мы через эти слова в мир Божьих тайн. Что за непостижимое обращение Личности к Личности, что за невыразимая глубина чувств, что за ослепительный обмен дарами происходит том знании, которым Отец знает Сына, а Сын – Отца! Иисус говорит, что нечто подобное происходит и в том знании, которым Он знает овец Своих.

Иисус видит во мне конкретное, наделённое индивидуальностью живое существо со своей собственной неповторимой судьбой и собственным высоким предназначением. Если возникнет потребность, Он позовёт меня по имени, как пастырь – свою овцу, которую может отличить от всего стада (см. Ин 10, 3). Это знание, проникающее в самую мою глубь. Для моего пастыря я – как открытая книга. Без тайн. Без возможности скрыть что бы то ни было. Вот только это моральное обнажение не вызывает стыда и не пугает. Более того, оно может быть предметом радостного облегчения. Он не будет поражён, если я покажу Ему мои раны: грязь моих мыслей, обычность моих стремлений, пустоту в моём сердце, бессмысленность моей жизни до сих пор. Он всё это знает. Он видит всё это. И несмотря на это, говоря обо мне, употребляет слово «Мои» (см. Ин 10, 14.27). Хороший или плохой, святой или грешник, я – Его собственность. Его трепетно охраняемое сокровище. Через миг Он скажет, что, защищая эту Свою собственность, Он готов идти даже на смерть. Ибо добрый Пастырь не просто знает своих овец. Они также являются предметом Его забот и чуткой опеки. Он выводит их на пастбище (см. Ин 10, 3), печётся о том, чтобы у них всего было в достатке (см. Ин 10, 9), ищет заблудших (см. Лк 15, 4n), защищает их от опасности (см. Ин 10, 11). Этим он отличается от наёмника, который об овцах вообще не волнуется (см. Ин 10, 12-13). Разница эта увеличится, когда из уст Иисуса прозвучат слова, под которыми не очень-то подпишутся даже самые лучшие земные пастыри: «Жизнь Мою полагаю за овец».

В относительно коротком сегодняшнем евангельском чтении это утверждение звучит целых три раза (см. Ин 10, 11.15.17-18). Этот Пастырь любит Своих овец. Он весь к их услугам. До полного самозабвения. До того, что жизнь за них отдаст. Года не пройдёт после того, как будут сказаны эти слова, а они уже станут страшной действительностью. Добровольно пойдя на жертву (см. Ин 10, 18), Иисус умрёт на древе креста, дабы вверенные Его опеке овцы «имели жизнь и имели с избытком» (Ин 10, 10). Иисус – для меня! Вот та радостная весть, которую возвещает сегодняшнее евангельское чтение о Добром Пастыре. Этому нужно радоваться! Ты не один на свете. Ты не идёшь вслепую. Кто-то ведёт тебя, бережёт, обеспечивает твою безопасность, признаётся, что Он – твой, волнуется о тебе, любит тебя.

Философ из Кенигсберга Иммануил Кант написал когда-то: «Этот стих из псалма “Господь – Пастырь мой” (Пс 23, 1) принёс мне больше радости, чем все книги, какие я когда-нибудь читал».

Но радоваться – это всё-таки мало. Как мы должны относиться к Доброму Пастырю? Об этом говорит Сам Иисус: «…Мои знают Меня» (Ин 10, 14). Знаешь ли ты Иисуса на самом деле? Что ты знаешь о Его жизни? Смог бы ты рассказать о Нём кому-нибудь? Может, ты видишь в Нём только доброго, справедливого, ведущего активную общественную и политическую жизнь человека? Или веришь в Его божественное происхождение? В Его «с Отцом одно»? Смотришь ли ты на Него с таким же религиозным почитанием, с каким когда-то, излеченный от скептицизма, апостол Фома упал к стопам Иисуса, восклицая «Господь мой и Бог мой» (Ин 20, 28)?

Великие вопросы! Важные вопросы! Но не только познанием и знанием исчерпываются наши обязанности по отношению к Доброму Пастырю. В том самом евангельском тексте, записанном у Иоанна в 10-й главе, но не читаемом в это воскресенье, Иисус перечисляет другие наши перед ним обязанности. Овцы слушают голос пастыря (см. Ин 10, 3.27). Овцы идут за ним (см. Ин 10, 4). А с чужими осторожны и сдержанны (см. Ин 10, 5).

Быть христианином – это значит не только составить на основе учения Христа систему понятий и взглядов. Это не только принять на веру некоторые истины. Это также волей и делами подтвердить то, во что мы верим. Это быть послушным Евангелию, Церкви, собственной совести. «Не всякий, говорящий Мне: “Господи! Господи!”, войдёт в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Мф 7, 21). «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня» (Ин 14, 21). «Кто любит Меня, тот соблюдёт слово Моё» (Ин 14, 23). «Если заповеди Мои соблюдёте, пребудете в любви Моей» (Ин 15, 10). Это только несколько цитат из Евангелия.

Мог ли Иисус ещё яснее сказать, какой вес в Его овчарне придаётся морали? Не будем заблуждаться: овцы, которые слушают все голоса, только не голос Пастыря, овцы, которые бегут за всеми, только не за Ним, овцы, которым вкусно пахнет любая пища, только не та, которую Он им даёт, наверняка не относятся к числу наилучших, даже если они с небывалой гордостью размахивали перед миром своим свидетельством о крещении и обладали верой, что «двигает горы» (см. Мф 7, 22-23). Это бедные, заблудшие создания. Это позор и опасность для овчарни. Однако Иисус их по-прежнему любит. Он по-прежнему терпеливо ждёт, что они опомнятся. По-прежнему тихонько, но упрямо идёт за ними, чтобы, как только они позовут на помощь, быть поблизости, взять их на руки и отнести в овчарню (см. Лк 15, 4n). Уж таков Он, Пастырь наш!

Овцам, как верным, так и тем, что заблудились, но нашлись, не грозит никакая опасность. Великие речи о добром пастыре, записанные у св. Иоанна, Иисус завершит утешительным утверждением: «И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не похитит их из руки Моей» (Ин 10, 28).

В четвёртое воскресенье после Пасхи, когда мы, не сводя глаз с Воскресшего, узнаём в Нём Пастыря, который жизнь свою отдал за овец (см. Ин 10, 11.17-18), можно в полном спокойствии и уповании ждать исполнения и этого последнего великого обещания.

 

О. Станислав Подгурский CSsR

4-е воскресенье Пасхи

Первое чтение Деян 4, 8–12

Тогда Пётр, исполнившись Духа Святаго, сказал им: начальники народа и старейшины Израильские! Если от нас сегодня требуют ответа в благодеянии человеку немощному, как он исцелён, то да будет известно всем вам и всему народу Израильскому, что именем Иисуса Христа Назорея, Которого вы распяли, Которого Бог воскресил из мёртвых, Им поставлен он перед вами здрав. Он есть камень, пренебрежённый вами зиждущими, но сделавшийся главою угла, и нет ни в ком ином спасения, ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись.

 

Второе чтение 1 Ин 3, 1-2

Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими. Мир потому не знает нас, что не познал Его. Возлюбленные! мы теперь дети Божии; но ещё не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть.

 

Евангелие Ин 10, 11–18

Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец. А наёмник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец, и разгоняет их. А наёмник бежит, потому что наёмник, и нерадит об овцах. Я есмь пастырь добрый; и знаю Моих, и Мои знают Меня. Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца; и жизнь Мою полагаю за овец. Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь. Потому любит Меня Отец, что Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять её. Никто не отнимает её у Меня, но Я Сам отдаю её. Имею власть отдать её и власть имею опять принять её. Сию заповедь получил Я от Отца Моего.

Проповедь 1

Дорогие братья и сёстры во Христе!

Традиционное воскресенье Доброго Пастыря, которое мы переживаем сегодня, дано Церкви для того, чтобы более сконцентрироваться на молитве о призваниях ко священству и монашеству. Но не только. Это воскресенье дано нам также для того, чтобы мы ещё более старались уподобиться нашему Учителю и Господу.

В центре этого дня находится фрагмент 10 главы Евангелия от Иоанна, речь Иисуса, в которой мы можем увидеть пастыря и его характеристику.

Думаю, не обязательно объяснять значение этих образов. Для тех, кто верен систематичному чтению Библии, они прозрачны и ясны. Но на всякий случай, если бы кто-то не понял тесной связи, солидарности жизни между пастырем и его стадом или понимал бы её в духе античной пасторальной культуры, немного добавлю.

Сам фрагмент Евангелия св. Иоанна является проводником, заставляющим читать между строк образа, чтобы прийти к его внутреннему глубокому значению.

Надо было бы иметь в виду перевод оригинального текста и то, что в греческом языке используется слово «kalos» – красота, а не доброта, как в нашем переводе. Итак, текст рассказывает о «прекрасном пастыре»; на Востоке красота, доброта, восторг, щедрость, важность соединяются в одной действительности. Христос – полнота красоты, добра, радости и света.

Первым признаком Его «красоты-доброты» есть то, что Он отдаёт жизнь за Своих овец. Тема, которая ещё прозвучит из уст Иисуса в другом контексте, когда во время последней вечери Он скажет, что «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин 15, 13).

Настоящий пастырь отличается от наёмника своим поведением, когда придёт черёд конкретного спасительного действия при нападении волка. В этом нет сомнений. Какие у нас пастыри и какой я пастырь для своего стада, за которое несу ответственность?

Ответственным за общину Церкви в Эфесе св. Павел пишет своего рода духовное завещание, напоминая, что по отшествию его «войдут лютые волки, не щадящие стада», а противостоять волкам можно бодрствуя (Деян 20, 29.31). Бодрствующий ли я пастырь?

Самоотдача, забота, жертвенность, борьба с эгоизмом – вот то, о чём мы сегодня должны просить Господа не только для священников, но и для всех верующих в Христа, потому что все мы в крещении были призваны быть священниками и пророками. Но прежде всего мы должны призывать присутствие в нашей жизни «великого пастыря душ».

Другой, очень важной темой, затронутой св. Иоанном в этом фрагменте, является познание: «знаю Моих и Мои знают Меня». В Библии глагол «знать» несёт в себе множество оттенков понимания чего-то разумом, сердцем, чувствами, действием.

Между пастырем и его овцами должна виться нить, соединяющая жизнь, опыт, чувства и познание. И именно это должно развиваться между Богом и нами. Так говорит пророк Наум: «Благ Господь и знает надеющихся на Него» (Наум 1, 8), а св. Павел добавляет: «Кто любит Бога, тому дано знание от Него» (1 Кор 8, 3).

Есть ещё одно, внутрицерковное, познание, которое охватывает пастыря и стадо, разрушая все препятствия, барьеры, недоразумения, развивая диалог, единение и жертвенность.

Для наших пастырей и для нас самих мы должны сегодня испрашивать именно такие дары, чтобы всем быть подобными нашему Прекраснейшему Пастырю.

«Любящее познание», полученное от Господа, охватывает не только тех, кто в стаде, но выходит за границы ограды в направлении других овец, потерявшихся или не из этого стада.

Сегодня, переживая день, когда мы смотрим на Иисуса, как на образец Пастыря, мы должны также обратить наше внимание на миссионерский аспект каждого пастыря. Он должен возрастать и цвести тем обильнее, чем больше будет единение с Прекрасным Пастырем. Забота о других – вот свидетельство открытости дарам Бога и близости к Нему.

Заканчивая это короткое размышление, хочу пожелать каждому из Вас и себе самому, чтобы благодаря близости Иисуса, в которой мы можем жить, Он укреплял нас на нашем пути к Нему и позволял быть такими, о каких говорит нам сегодня Слово Божие: чтобы мы были подобны Доброму-Прекрасному Пастырю! Аминь.

О. Павел Мрочек CSsR

Проповедь 2

Добрый пастырь

Маленькое стадо Иисуса увеличилось и будет увеличиваться постоянно: нынче мы видим огромные общины верных. Не зная об этом, первосвященник Кайафа пророчил: «Пусть один умрёт за весь народ!». А Иоанн добавит: «Чтобы собрать всех рассеянных детей Божьих». На протяжении веков к Иисусу стекались люди, число которых превосходит всякое воображение, если представить себе их скопление в конце времён.

Всё это вызывает беспокойство: а каково моё место в этой огромной толпе? Нам необходимо совершить усилие (особенно, если мы привыкли думать об Иисусе в категориях Ты и я), чтобы вписаться в Божий замысел: «Хочу, чтобы вы были народом, люблю вас как народ». Мы участвуем в необыкновенном приключении: судьба отдельного человека вплетается в общину соединившихся вокруг Иисуса.

Но тогда что делать с этим прекрасным образом Иисуса, несущего на плечах ту единственную заблудшую, единственную любимую овечку? Образ остаётся правдивым. Иисус обладает двойной властью, которой не видать ни одному лидеру: Он вождь огромных толп, и в то же время с каждым из нас может наладить глубоко личные, интимные отношения.

Это подтверждают Его трогательные слова: «Знаю Моих, и Мои знают Меня». А то, что Он говорит далее, настолько сильно, что мы задаёмся вопросом: а правильно ли мы это понимаем – Иисус считает меня особенным, любимым, Он хочет, что бы меня с Ним связывали узы, сравнимые c той любовью, что связывает Его и Отца!

Почему мы никак не можем сказать всему миру, что на Земле ни одно дитя не потеряно, никто не одинок? Народ собирается, дабы творить единое стадо, в которое призван каждый: «Есть у Меня и другие овцы», – говорит Иисус. Так не будем же запирать овчарню, не будем говорить: «Они далеко от Иисуса». Вечность покажет, кто в этой плотной толпе был действительно близко к Иисусу.

О. Андре Сэв
(по книге André Sève, Homilie niedzielne
Kraków 1999)

Проповедь 3

Добрый пастырь

Выбранное на это воскресенье евангельское чтение о добром пастыре на первый взгляд относится к чуждым нам и уже малоинтересным реалиям. Где же в нашей урбанистической техногенной цивилизации найдёшь место стадам овец, беззаботно разгуливающим по зелёным пастбищам, рядом со знакомыми по старинным гравюрам пастухами в широкополых шляпах, завёрнутыми в плащи и с пастушеским посохом в руках? Ну да, в кино или по телевизору можно иногда увидеть полные приключений и экзотики фильмы или репортажи из жизни пастухов где-нибудь там, в дальних странах. Но живую овцу, покрытую настоящей шерстью, дети знают исключительно по зоопаркам или походам куда-то в горы, хотя в последнее время овцы вновь начинают появляться во многих хозяйствах, обещая своим владельцам неплохую выгоду. Несмотря на свой анахронизм и принадлежность к чуждой нам культуре, евангелие о добром пастыре невероятно близко, привычно и надёжно укоренено в мире наших представлений о Христе. Каждый раз, читая этот фрагмент, мы бываем тронуты и чувствуем радостную благодарность. Ведь нигде больше Христос не говорит так выразительно, как здесь, Кто Он человеку, а человек Ему. А поскольку Иисус и Отец – одно (см. Ин 10, 30), то слова сегодняшнего евангельского чтения проливают также яркий свет на отношения, возникающие, с одной стороны, между Богом и человеком и, с другой – между человеком и Богом. Отсюда огромная важность этих слов и их принадлежность к самой сути Благой Вести. «Я есмь пастырь добрый» (Ин 10, 11). В древности люди и без комментария понимали, что значит это выражение: добрый пастырь. Они знали характерные черты добрых пастырей и предъявляемые этим людям требования. А нам всё это Иисус разъясняет в нескольких волнующих фразах. Первая обязанность доброго пастыря – знать своих овец. Иисус утверждает, что знает нас (см. Ин 10, 14.27). Бывают в жизни моменты, когда человек не может отделаться от мысли, что Бога мир и человек интересуют так же, как нас – прошлогодний снег. Опустошающие землю войны, разного рода стихийные бедствия, несправедливость, гонения, неизлечимые болезни, безвинные страдания маленьких детей вновь и вновь ставят нас перед вопросом: знает ли Бог что-нибудь о нас? Интересует ли Его наша судьба? Иисус от своего собственного имени и от имени Бога отвечает: «знаю Моих» (Ин 10, 14).

Какое это счастье – возможность уверовать, что я не какая-то там маленькая, безымянная, однодневная пылинка, затерянная в безграничности космоса, о которой никто не заботится, которая никому не интересна. Мой пастырь знает меня. Он знает о том, что я есть. Он сумеет узнать меня в самой большой толпе. Отличит мой голос в тысяче голосов. Но не является ли это случайно чисто абстрактным принятием к сведению, что кто-то там – ещё один – принимает участие в бытии человека? Математической регистрацией факта чьего-то существования? Занесением во всезнающий компьютер ещё одного номера? Чтобы развеять наши опасения, Иисус уточняет Свою мысль: «знаю Моих, и Мои знают Меня. Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца» (Ин 10, 14-15).

Великие слова! Будто золотыми вратами входим мы через эти слова в мир Божьих тайн. Что за непостижимое обращение Личности к Личности, что за невыразимая глубина чувств, что за ослепительный обмен дарами происходит том знании, которым Отец знает Сына, а Сын – Отца! Иисус говорит, что нечто подобное происходит и в том знании, которым Он знает овец Своих.

Иисус видит во мне конкретное, наделённое индивидуальностью живое существо со своей собственной неповторимой судьбой и собственным высоким предназначением. Если возникнет потребность, Он позовёт меня по имени, как пастырь – свою овцу, которую может отличить от всего стада (см. Ин 10, 3). Это знание, проникающее в самую мою глубь. Для моего пастыря я – как открытая книга. Без тайн. Без возможности скрыть что бы то ни было. Вот только это моральное обнажение не вызывает стыда и не пугает. Более того, оно может быть предметом радостного облегчения. Он не будет поражён, если я покажу Ему мои раны: грязь моих мыслей, обычность моих стремлений, пустоту в моём сердце, бессмысленность моей жизни до сих пор. Он всё это знает. Он видит всё это. И несмотря на это, говоря обо мне, употребляет слово «Мои» (см. Ин 10, 14.27). Хороший или плохой, святой или грешник, я – Его собственность. Его трепетно охраняемое сокровище. Через миг Он скажет, что, защищая эту Свою собственность, Он готов идти даже на смерть. Ибо добрый Пастырь не просто знает своих овец. Они также являются предметом Его забот и чуткой опеки. Он выводит их на пастбище (см. Ин 10, 3), печётся о том, чтобы у них всего было в достатке (см. Ин 10, 9), ищет заблудших (см. Лк 15, 4n), защищает их от опасности (см. Ин 10, 11). Этим он отличается от наёмника, который об овцах вообще не волнуется (см. Ин 10, 12-13). Разница эта увеличится, когда из уст Иисуса прозвучат слова, под которыми не очень-то подпишутся даже самые лучшие земные пастыри: «Жизнь Мою полагаю за овец».

В относительно коротком сегодняшнем евангельском чтении это утверждение звучит целых три раза (см. Ин 10, 11.15.17-18). Этот Пастырь любит Своих овец. Он весь к их услугам. До полного самозабвения. До того, что жизнь за них отдаст. Года не пройдёт после того, как будут сказаны эти слова, а они уже станут страшной действительностью. Добровольно пойдя на жертву (см. Ин 10, 18), Иисус умрёт на древе креста, дабы вверенные Его опеке овцы «имели жизнь и имели с избытком» (Ин 10, 10). Иисус – для меня! Вот та радостная весть, которую возвещает сегодняшнее евангельское чтение о Добром Пастыре. Этому нужно радоваться! Ты не один на свете. Ты не идёшь вслепую. Кто-то ведёт тебя, бережёт, обеспечивает твою безопасность, признаётся, что Он – твой, волнуется о тебе, любит тебя.

Философ из Кенигсберга Иммануил Кант написал когда-то: «Этот стих из псалма “Господь – Пастырь мой” (Пс 23, 1) принёс мне больше радости, чем все книги, какие я когда-нибудь читал».

Но радоваться – это всё-таки мало. Как мы должны относиться к Доброму Пастырю? Об этом говорит Сам Иисус: «…Мои знают Меня» (Ин 10, 14). Знаешь ли ты Иисуса на самом деле? Что ты знаешь о Его жизни? Смог бы ты рассказать о Нём кому-нибудь? Может, ты видишь в Нём только доброго, справедливого, ведущего активную общественную и политическую жизнь человека? Или веришь в Его божественное происхождение? В Его «с Отцом одно»? Смотришь ли ты на Него с таким же религиозным почитанием, с каким когда-то, излеченный от скептицизма, апостол Фома упал к стопам Иисуса, восклицая «Господь мой и Бог мой» (Ин 20, 28)?

Великие вопросы! Важные вопросы! Но не только познанием и знанием исчерпываются наши обязанности по отношению к Доброму Пастырю. В том самом евангельском тексте, записанном у Иоанна в 10-й главе, но не читаемом в это воскресенье, Иисус перечисляет другие наши перед ним обязанности. Овцы слушают голос пастыря (см. Ин 10, 3.27). Овцы идут за ним (см. Ин 10, 4). А с чужими осторожны и сдержанны (см. Ин 10, 5).

Быть христианином – это значит не только составить на основе учения Христа систему понятий и взглядов. Это не только принять на веру некоторые истины. Это также волей и делами подтвердить то, во что мы верим. Это быть послушным Евангелию, Церкви, собственной совести. «Не всякий, говорящий Мне: “Господи! Господи!”, войдёт в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Мф 7, 21). «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня» (Ин 14, 21). «Кто любит Меня, тот соблюдёт слово Моё» (Ин 14, 23). «Если заповеди Мои соблюдёте, пребудете в любви Моей» (Ин 15, 10). Это только несколько цитат из Евангелия.

Мог ли Иисус ещё яснее сказать, какой вес в Его овчарне придаётся морали? Не будем заблуждаться: овцы, которые слушают все голоса, только не голос Пастыря, овцы, которые бегут за всеми, только не за Ним, овцы, которым вкусно пахнет любая пища, только не та, которую Он им даёт, наверняка не относятся к числу наилучших, даже если они с небывалой гордостью размахивали перед миром своим свидетельством о крещении и обладали верой, что «двигает горы» (см. Мф 7, 22-23). Это бедные, заблудшие создания. Это позор и опасность для овчарни. Однако Иисус их по-прежнему любит. Он по-прежнему терпеливо ждёт, что они опомнятся. По-прежнему тихонько, но упрямо идёт за ними, чтобы, как только они позовут на помощь, быть поблизости, взять их на руки и отнести в овчарню (см. Лк 15, 4n). Уж таков Он, Пастырь наш!

Овцам, как верным, так и тем, что заблудились, но нашлись, не грозит никакая опасность. Великие речи о добром пастыре, записанные у св. Иоанна, Иисус завершит утешительным утверждением: «И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не похитит их из руки Моей» (Ин 10, 28).

В четвёртое воскресенье после Пасхи, когда мы, не сводя глаз с Воскресшего, узнаём в Нём Пастыря, который жизнь свою отдал за овец (см. Ин 10, 11.17-18), можно в полном спокойствии и уповании ждать исполнения и этого последнего великого обещания.

 

О. Станислав Подгурский CSsR