Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
Благослови, душа моя, Господа и не забывай всех благодеяний Его. Пс 102,2
Св. Клеменс Мария Хофбауэр
Монастырь премонстрантов в Клостербрюке
Кафедральный собор св. Стефана
Церковь св. Бенона и монастыр редемптористов в Варшаве
Церковь миноритов в Вене
Исповедальня из церкви урсулинок
Св. Клеменс Мария Хофбауэр

Св. Клеменс Мария Хофбауэр
(1751-1820)

Первые годы жизни

Св. Клеменс Мария Хофбауэр пришёл в этот мир 26 декабря 1751 года в моравской деревне Тасовице девятым из двенадцати детей семьи Хофбауэров. Согласно господствовавшим в те времена обычаям в тот же день был крещён и получил имя Ян, поскольку праздник в честь этого святого отмечался на следующий день. Клеменсом он стал называться позже, когда пустынничал в Тиволи близ Рима, и именно под этим именем вошёл в историю. Принял и ещё одно имя: Мария.

Отец Клеменса был родовитый чех из Будейовиц Павел Дворжак. Но, переехав в Тасовице, он сменил фамилию на немецкую, означающую то же самое – Хофбауэр. Работал он подмастерьем у колбасника. Его жена Мария (в девичестве Штеер) была дочерью сельского судьи из Тасовиц, бывшего в то же время и мясником.

Родина св. Клеменса, маркграфство Моравия, была одной из территорий австрийской короны, которой правила императрица Мария Тереза, жена немецкого императора Фридриха I. Там, будучи ещё пятилетним мальчиком, Клеменс испытал все те несчастья, что несёт с собой война. Это были нелёгкие годы конфликта между Австрией и Пруссией, который продолжался семь лет и закончился 1763 году. Со смертью Клеменс столкнулся не только видя жертвы этой войны, но и в отчем доме. Ему ещё не исполнилось семи лет, когда умер его отец, а когда ему было шестнадцать, из двенадцати братьев и сестёр остались только он, трое братьев, живущих где-то на чужбине, да сестра Барбара, унаследовавшая по замужестве и дом, и дело мясника. Поэтому Клеменсу уже с детских лет приходилось тяжело работать. Чаще всего это была работа в поле. Кроме того, он ходил в школу, что в те времена обязательным не было, а также принадлежал к министрантской группе.

 

Долгий путь к священству

а) Ученик и камердинер

Св. Клеменс с самых ранних лет хотел стать священником. Мать, которая поддерживала это желание и охотно отправила бы его учиться, была совсем бедна. Хочешь - не хочешь, шестнадцатилетний парень должен был учиться какой-нибудь профессии. В 1767 году он покинул Тасовице и в небольшом местечке Зноймо начал трёхлетнюю практику в пекарне Франтишка Dobscha. Вопреки опасениям он был принят в семье пекаря как сын, и сам чувствовал себя там как дома. Ещё до окончания обязательного срока обучения он стал подмастерьем и приступил к работе в пекарне монастыря премонстрантов в Клостербрюке, недалеко от Зноймо. Когда аббат монастыря узнал, что молодой работник хочет учиться, то приказал поручить ему самую лёгкую работу и назначил его своим личным слугой, чтобы тот мог начать учёбу. Так началось четырёхлетнее обучение св. Клеменса в монастырской школе. Однако с окончанием этой школы в 1774 году ему пришлось закончить и своё образование. В аббатстве не было высшей школы, а на обучение где-нибудь ещё не было денег. Так финансовые обстоятельства снова остановили его мечту о дальнейшем обучении.

 

б) Паломник и отшельник

Св. Клеменс всегда стремился служить только Богу. В сложившейся ситуации он решил начать жизнь отшельника; хотел в одиночестве отдаться Богу, тесно с Ним соединиться и такой жизнью Ему служить. Было ему тогда 24 года. Тогда же он предпринимал многотрудные паломничества, прежде всего в Рим. Отшельническая жизнь св. Клеменса, особенно в пýстыни Тиволи, где у стоп Богоматери он вслушивался в голос Господа и Его слово, дали ему понять: воля Божия в том, что ему надлежит жить более деятельно. Положившись на Бога, он решил продолжать обучение, чтобы осуществить свою мечту детских и юношеских лет и, став священником, отдать себя службе Богу. Ведомый этой мечтой, он оставил пустынь и отправился в Вену.

 

в) Почти у цели

Сразу по прибытию в столицу империи св. Клеменс начал работать в пекарне «Под Железной Грушей». Она располагалась напротив монастыря урсулинок, где Клеменс ежедневно участвовал в Евхаристии, молился и поклонялся Святым Дарам. На воскресную святую мессу он ходил в кафедральный собор св. Стефана.

В одно из воскресений, во время проливного дождя, выходя из кафедрала, Клеменс заметил трёх дам, пережидавших грозу. Он обратился к ним с вопросом: не нанять ли им извозчика. Они с благодарностью приняли предложение. Когда же узнали, что он направляется в ту же сторону, что и они, пригласили его присоединиться к ним. В разговоре он признался, что с детских лет мечтает выучиться и стать священником, но нехватка денег постоянно встаёт на пути исполнения этого желания. Дамы заявили, что нехватка денег – это не проблема, потому что они позаботятся обо всём. Попросили адрес, обещали помочь - и сдержали своё обещание, за что св. Клеменс был благодарен им до конца жизни.

Человек, который всецело полагается на Бога, не может разочароваться. Веря в это, Клеменс не обманулся в своих надеждах – неожиданно перед ним распахнулась дверь к желанной цели. В 32 года, после девятилетнего перерыва, он с энтузиазмом взялся за науку. Во время обучения он подружился с иезуитом о. Николаем Иосифом Диссбахом, основавшим «Христианскую Дружбу» - организацию, целью которой было развитие католического образа жизни и мышления, борьба с идеями просвещения и распространение хороших книг. Хофбауэр вступил в эту организацию и здесь впервые, благодаря Диссбаху, ознакомился с сочинениями св. Альфонса, основателя миссионерской Конгрегации редемптористов. Несомненно, они оказали огромное влияние на то, что позже Клеменс стал редемптористом.

Несмотря на то, что до цели было уже буквально рукой подать, при её достижении хлопот хватало. Причиной одной из трудностей был длительный перерыв в образовании, из-за чего приходилось посвящать учёбе очень много времени. Ещё более мучительным был дух, царящий в то время в университете. Это были времена так называемого йозефинизма, времена сильной зависимости Церкви от государства. Многие из профессоров, преподававших теологию, служили властям так старательно, что студентам приходилось выслушивать утверждения, противоречащие учению католической Церкви. Св. Клеменсу это было очень не по душе. Однако он вынужден был со всем этим мириться, поскольку в противном случае не смог бы продвигаться дальше. Но всему есть свой предел. И, когда однажды Клеменс услышал подобные упомянутым утверждения, он встал во время лекции и сказал: Господин профессор, то, что Вы говорите, – уже не католическое. После чего взял шляпу и вышел из зала. Этот случай имел своё продолжение спустя много лет, когда на одной из улиц Вены давние оппоненты встретились. Тогда старый профессор признал, что то сделанное несколько лет назад замечание было унизительно, однако в конечном счёте благотворно. И поблагодарил св. Клеменса.

 

г) Редемпторист

После своего выступления в лекционном зале Хофбауэр решил продолжать обучение в Риме, куда отправился вместе с Тадеушем Хюблем. Они были близкими друзьями, и оба готовились стать священниками. Когда прибыли в Рим, поселились вблизи базилики Санта-Мария-Маджоре. Можно предположить, что св. Клеменс приехал в Рим не только с намерением продолжить обучение, но также и с целью вступить в орден. А венская встреча с сочинениями св. Альфонса пробудила в Клеменсе желание ближе узнать основанную им Конгрегацию. Поэтому вдвоём с другом они постучали в дверь монастыря при церкви св. Джулианоа. Навстречу им вышел о. Дж. Ланди. После короткой беседы Клеменс решился стать редемптористом. Тадеуш Хюбль сделал это на второй день, поскольку для него события происходили слишком быстро и требовалось время на размышление. Они поселились в монастыре редемптористов как кандидаты. 24 октября 1784 года получили сутаны. Монашеские обеты принесли 19 марта следующего года, после чего отправились во Фрозиноне, где находилась Высшая Духовная Семинария Конгрегации. Вероятно, уже 29 марта, то есть через 10 дней после принесения обетов, были рукоположены. Во Фрозиноне они должны были остаться до осени для завершения новициата и обучения.

Минула уж половина жизни св. Клеменса Хофбауэра. Прошли 34 года жизни, полной невзгод, но при этом тесно связанной с Божьим Провидением. Клеменс был ребёнком, тяжело работавшим в поле, учеником пекаря, камердинером аббата, работающим студентом, пустынником, паломником, пекарем, студентом университета,  членом кружка «Христианская Дружба» и, наконец, – редемптористом и священником.

 

Св. Клеменс – посланец к убогим за Альпами

Когда и новициат, и обучение были завершены, Клеменс и его друг Хюбль были вызваны в Рим Генеральным Настоятелем отцом де Паола, который хотел обсудить с ними свои планы, для реализации которых они должны были бы вернуться на родину. Задание было таково: нужно было попытаться расширить Конгрегацию на заальпийские территории. Наделённые всеми полномочиями, но особенно – облечённые большим доверием, в октябре 1785 года два новоиспечённых редемпториста, о. Клеменс и о. Тадеуш, двинулись на север. Это рискованное решение оказалось в грядущем спасительным для Конгрегации.

Путь молодых монахов лежал через Лорето и Тироль в Вену. Здесь они прошли катехетический курс. Пребывая в столице империи, отцы сориентировались быстро: об основании Дома не может быть и речи. Правящий император Иосиф II распустил около 800 монастырей, а миссии в приходах, приоритет редемптористов, на территории Австрии были безоговорочно запрещены.

В октябре 1786 года Хофбауэр и Хюбль покинули Вену, намереваясь через Польшу добраться до Белоруссии. Перед самым отъездом на берегу Дуная встретили бедно одетого отшельника. Клеменс не поверил своим глазам, когда узнал в нём своего старого друга, товарища по паломничествам и собрата по пýстыни в Тиволи. Во время этой встречи Клеменс предложил другу совместное путешествие в сторону Варшавы. Петер Кунцман принял это предложение с энтузиазмом и вскоре попросил о принятии его в Конгрегацию. Сохранив своё отшельническое имя – Эммануил, он стал первым монахом, принятым к редемптористам вне Италии.

По пути св. Клеменс задержался в Зноймо и родной деревне Тасовице, где встретился с родственниками и побывал на могиле своей матери, умершей вскоре после его рукоположения.

В феврале 1787 года, после четырёхмесячного путешествия, они прибыли в Варшаву и были приняты папским нунцием, лично знавшим и ценившим св. Альфонса. Он решил, что весной, когда погода станет более ласковой, трое редемптористов отправятся в Штральзунд, что на Шведском Поморье. Однако до этого не дошло.

 

Деятельность в Варшаве

В Варшаве с XVII века существовало братство св. Бенона. Его члены поддерживали небогатых путешествующих иностранцев, ухаживали за больными и заботились о сиротах. К братству принадлежали прежде всего немцы, они и занимались благотворительностью. Но среди братьев-бенонитов не было священника, который мог бы объять их душепастырской опекой. Когда они узнали, что в Варшаву прибыли священники, знающие немецкий язык, то обратились к нунцию с просьбой направить приезжих монахов на работу в братстве. Дело поддержал король Станислав Август Понятовский. С согласия о. де Паола св. Клеменс подписал договорённость на один год. Папский нунций обещал духовную поддержку, а король – материальную, которая в действительности осталась на бумаге, так что Клеменс и его собратья вынуждены были обо всём заботиться сами.

Сначала трое сыновей св. Альфонса поселились в сыром помещении близ заброшенной церкви св. Бенона. По стенам текла вода. Вся обстановка состояла из стола и нескольких стульев. Не было даже кровати. Брат Эммануил взял на себя кухню, хотя раньше никогда этим не занимался. Свою работу начали с приведения в порядок церкви и с обзаведения самыми необходимыми в повседневном быту вещами. Более активной деятельности в душепастырской сфере они развить не могли, поскольку жившие в Варшаве немцы, хоть и были католиками, но религиозными делами интересовались не очень. Поляки же не хотели иметь ничего общего с немцами, поскольку для них это были пруссаки, а Пруссия за несколько лет до этого, в 1772 году, вместе с Россией и Австрией участвовала в первом разделе Польши. Немецкие богослужения и школы считались очагами процесса германизации. Поэтому редемптористы часто сталкивались со враждебностью против них самих, и не только со стороны населения, но и со стороны клира, который противился основанию монастыря немцами.

Св. Клеменс действовал так, как будто никаких трудностей и сопротивления со стороны польского населения не было. Вскоре по прибытии он основал школу для бедноты, в которой через короткое время уже было около 200 детей разных национальностей и вероисповеданий. Условием приёма в школу Клеменса была бедность. Главными предметами в обучении были: чтение и письмо по-немецки и по-польски, счёт, религия, история и география. Учебники, по которым дети учились, были из самых известных в Европе. Их пожертвовали для школы друзья Клеменса из Вены, а в те времена австрийская система обучения считалась лучшей в Европе. Несомненно, важную роль в организации таких школ сыграл собственный житейский опыт св. Клеменса.

Варшавское общество нуждалось в молодых и энергичных людях, ведь именно они творят завтрашний мир. Понимая это, Клеменс с первых лет жизни в Варшаве главной своей заботой считал детей и молодёжь. А их положение в те годы было плачевным, ведь наряду с голодом и нищетой господствовала моральная испорченность. Причиной этого было то, что Польша подверглась нападению соседей с востока, запада и юга, вслед за чем последовали её разделы, сопровождавшиеся грабежами и насилием. Целые ватаги обнищавших, осиротевших, беспризорных детей скитались по всей стране. Малолетние девочки становились жертвами проституции. Клеменс был поражён, увидев всё это. Поэтому он основал также и профессиональную школу для мальчиков и привлёк в мастерские у св. Бенона многих варшавских ремесленников. Такую же школу основал для девочек, в которой они могли научиться таким ремёслам, как вязание, шитьё, кулинария. Учили их благородные дамы и вдовы, делавшие это бесплатно. Эту форму деятельности в кругах прусской администрации воспринимали, с одной стороны, положительно, а с другой стороны, считали её вредной, так как вести молодых людей в церковь, на их взгляд, было пустой тратой времени, которое могло быть использовано непосредственно на обучение. В результате школа для девочек была распущена прусскими властями, аргументировавшими это тем, что не пристало монахиням учить детей.

Другой формой помощи детям был созданный редемптористами приют для сирот, в котором содержалось в среднем 40-60 мальчишек. Им обеспечивалось проживание, питание и одежда. Опека над учеником школы у св. Бенона не прекращалась в момент окончания последнего класса или ухода из приюта. Воспитанники не были брошены на произвол судьбы, редемптористы, заботясь об их религиозности и морали, старались подыскать им соответствующую, достойную работу.

Упомянутые школы размещались в трёх зданиях, требовавших серьёзного ремонта, и содержались редемптористами 20 лет. Все эти годы бенониты, как тогда называли в Варшаве редемптористов, боролись с многочисленными финансовыми трудностями. Организация и содержание стольких заведений стоили Клеменсу много времени и здоровья. Помощь, получаемую от сменяющих друг друга властей, польских, прусских, российских или саксонских, следует охарактеризовать как символическую. Клеменс рассылал сотни писем и стучался во множество дверей с просьбой о помощи. На улицах, в магазинах, в домах – всюду его видели просящим о поддержке для своих подопечных. Он стал известен как отец сирот, ибо, когда речь шла о помощи для бедных и страждущих, он не боялся ни оскорблений, ни унижения. Однажды, когда Хофбауэр просил помощи и взамен оказался оплёванным, он спокойно отёр лицо и сказал: Это для меня, но я прошу что-нибудь дать и для моих сирот (необходимо добавить, что от природы Клеменс был жёстким, вспыльчивым человеком). В ситуациях, когда помощи ждать было неоткуда, полный веры и упования, он «стучался» в дарохранительницу. Кроме финансовых проблем, давала о себе знать и нехватка персонала. Сначала не хватало людей, желавших работать в школах и приюте. Несмотря на все трудности, Клеменсу всё же удалось подготовить немалый отряд учителей, вызывавших удивление критически настроенных чиновников. С течением времени эти труды были оценены польскими властями, в результате чего на заседании Сейма в Гродно в 1793 году дотации бенонитам были повышены. Однако это продолжалось только три года, а в 1795 году пришла новая власть и начались новые придирки. О том великом деле, каким были школы и приют, Клеменс говорил, что их существование является наглядным чудом Божьего Провидения.

Редемптористы не ограничивались только содержанием школ и приюта, в сфере душепастырства у них тоже было немало достижений. Несмотря на то неприятие, какое вызывали «бенониты», очень скоро церковь св. Бенона стала центром религиозного воспитания и очагом, от которого разгоралась церковная жизнь в Варшаве. Проводимое бенонитами душепастырство назвали «неустанными миссиями». Это название было вызвано необычным богатством душепастырской программы. Ежедневно с 6 часов утра до позднего вечера в церкви св. Бенона одно богослужение следовало за другим. Редемптористы завоёвывали сердца людей прежде всего богатством и красотой литургии. На службах часто играли более десяти музыкантов. Даже известные варшавские виртуозы того времени присоединялись к этому оркестру. Вместе с торжественно совершаемой Евхаристией видное место занимало у бенонитов Святое Писание. Проводилась интенсивная катехизация, в которой разъяснялись все истины веры, важнейшие моральные положения и основные обязанности. Верных вводили также в литургический цикл через проповеди на темы тайн избавления, связанных с данным периодом литургического года. В среднем за день бенониты произносили 3-4 проповеди. Кроме этого, ежедневно совершались совместные размышления, поклонение Святым Дарам, пение григорианских хоралов, Крестный Путь, а также другие службы. Следует добавить, что обучение шло по-немецки, по-польски, по-русски, а иногда по-французски.

Описывая «неустанные миссии», нельзя не упомянуть о таинстве покаяния. Отцы исповедовали с половины пятого утра до самой ночи. Люди приходили отовсюду. Исповедальни были всегда окружены кающимися.

Как сыновья св. Альфонса, редемптористы стремились к миссиям в приходах, ведь именно они являются характерной для редемптористов формой провозглашения Евангелия. Поэтому забота об организации таких миссий очень волновала сердце Клеменса. Сначала его сдерживал недостаток миссионеров, которые могли бы проповедовать по-польски. Да и прусское правительство тоже ставило бенонитов в нелёгкие условия. Первая попытка была предпринята в собственной церкви. Миссии продолжались 8 дней. Лишь с 1801 года редемптористы начали проведение миссий в Польше. Правда, сам Клеменс, насколько нам известно, не участвовал в работе такого рода.

Кроме вышеупомянутых форм душепастырства, у св. Бенона устраивались встречи с представителями других вероисповеданий и конфессий, в частности, с протестантами и иудаистами. Проводились реколлекции для проституток. Св. Клеменс, идя по стопам своего учителя св. Альфонса, занялся также реколлекциями для священников.

Миссионерское служение Хофбауэра в каждом случае было направлено на обращение человека и реформу Церкви. Достоин внимания тот факт, что, куда бы Клеменс ни прибыл, он старался создавать группы активных христиан, которые впоследствии должны были стать апостолами в своей среде. Благодаря этому он существенно способствовал реформированию церкви. Так, в 1788 году в Варшаве он создал общество, члены которого назывались облатами. К этому товариществу принадлежали и священники, но прежде всего – миряне, как мужчины, так и женщины, без оглядки на общественное положение. У общества был собственный устав, написанный св. Альфонс и утверждённый Апостольской Столицей. Они старались общими силами противостоять всем проявлениям аморальности и безверия. Особое внимание Клеменс уделял свидетельству жизнью, религиозным беседам в семьях, апостольству прессы, заключающемуся в распространении хороших книг.

Нужно сказать, что св. Клеменс сам не справился бы с той громадой задач, которые он перед собой поставил. С самого начала в 1787 году рядом с ним встали два его друга: о. Тадеуш Хюбль и бр. Эммануил Кунцман. Через 11 лет община насчитывала уже 25 собратьев, а к 1808 году редемптористов стало 65. Это были люди с большой буквы, очень сильно привязанные к Конгрегации. Почти все отцы владели тремя языками. Семинаристы из св. Бенона всегда были одними из лучших варшавских студентов. В этом отношении св. Клеменс по примеру св. Альфонса придерживался принципа, что каждый священник должен иметь соответствующее сану образование, и всячески поддерживал обучение молодых миссионеров.

 

В служении настоятелем

В 1788 году генеральный настоятель назначил св. Клеменса генеральным викарием, и эти функции в заальпийской части Конгрегации он исполнял до самой смерти, практически «за свой счёт» и под собственную ответственность, поскольку связи с руководством Конгрегации в Италии почти не было из-за политической ситуации того времени.

Клеменса отличали поистине отцовские доброта и любовь к своим собратьям, но его живой характер и горячий темперамент стали источником его запальчивости, которую окрестили «хофбауэровской». Он не был так называемым «прирождённым настоятелем». В варшавской общине часто возникали недоразумения, так как не все умели быть одновременно монахами, душепастырями и миссионерами, как хотел Клеменс. Нужно помнить о бытовых условиях, которые для многих были определённо тяжёлыми и не помогали вести жизнь, как требовал св. Клеменс, соединяющую в себе апостольство и созерцание. В тайно отправленном в Рим письме с жалобой на генерального викария, ему в вину ставилось то, что соблюдение устава, монастырской тишины и покоя невозможно, когда надо предаваться обширной апостольской деятельности и слишком уж многочисленным душепастырским трудам. Дело закончилось благополучно: получив письма с разъяснениями, которые выслал ему св. Клеменс, генеральный настоятель выразил своё удовлетворение и подтвердил, что варшавские редемптористы изменили устав и монашеские обычаи не по собственной прихоти, а ввиду создавшейся ситуации и в соответствии с нуждами верных. Несмотря на некоторые недоразумения и недочёты, следует отдать Клеменсу должное, ведь настоятелем общины и генеральным викарием он стал без подготовки. При этом достоин внимания тот факт, что он всегда был лоялен к руководству ордена и, будучи практически бесконтрольным, никогда не пользовался возможностью принимать важные решения без одобрения высшего настоятеля.

Для Клеменса ориентиром были не параграфы закона и даже не предписания монашеского устава, а те требования, что несла с собой жизнь. В нуждах своего времени он видел Божий призыв. Современные ему события были для него выражением Божьей воли. В этом смысле он был человеком, прекрасно умеющим приспосабливаться к требованиям жизни и её запросам. Необычайно чутко он находил новые пути для осуществления идеала редемпториста. Для него была важна не форма деятельности, а то, чтобы Евангелие было вновь проповедано бедным и отверженным. Поэтому он выбирал для всей своей общины такие разновидности душепастырской деятельности, которые лучше всего соответствовали бы харизмату Конгрегации и могли быть реализованы в Варшаве. Таким образом, приоритетами бенонитов, которые были закреплены в уставе, стали: провозглашение Благой Вести посредством проповедей, катехизации и реколлекций, а также образование молодёжи и воспитание бедных и беспризорных детей.