Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
Блажен муж, боящийся Господа и крепко любящий заповеди Его. Пс 111,1
Портрет св. Герарда
Муро-Лукано
Брат Герард на своей "постели"
Св. Герард - покровитель матери

Св. Герард Майелла
(1726-1755)

Детство

Если в провинции Кампания в окрестностях Матердомини спросить первого встречного: «Как доехать до санктуария св. Герарда?», он ответит вопросом: «До которого?» Ведь там почти в каждом городе есть такой санктуарий.

Жизнь св. Герард, как и жизнь других великих святых, вызывает некоторое недоверие. Не укладывается в голове, что можно так глубоко верить в Бога, Евангелие сделать законом своей жизни, а жизнь понимать, как неустанное прославление Бога. Именно такой была жизнь св. Герарда – с самого начала, с детства переполненная стремлением служить Богу

Началась она 6 апреля 1726 года в Муро-Лукано, в бедной семье. Мать была простой набожной женщиной, отец работал портным. Герард воспитывался со старшими сёстрами – Бригидой, Анитой и Елизаветой. Герард был исключительно религиозным ребёнком. Родители и соседи не раз восхищались его молитвой и пением. Уже первые агиографы Герарда сообщают о сверхъестественных событиях в его жизни, причём начиная с раннего детства. В школе оказалось, что Герард был «чудом». Учиться он начал в 7 лет. Быстро выучился читать и писать. Его способности были так заметны, что учитель просил маленького Герарда «подтянуть» более слабых одноклассников. Герард имел исключительное влияние на своих товарищей. Вместо того, чтоб пособничать в драках и баловстве, «тянул» их в церковь, к доброму Иисусу, «узнику дарохранительницы», как тогда говорили.

Герард страстно жаждал Евхаристии. Во время Пресуществления он склонялся до земли, лишь на мгновение подымая взгляд, чтоб «пожирать» глазами Пресвятых Иисуса и Деву Марию. Но ему было лишь 8 лет, и нужно было ждать ещё два года. Герард не мог так долго сдерживаться, и однажды вместе с остальными он идёт к алтарю, опускается на колени. Однако священник, видя детское личико, проходит мимо, при этом отчитав мальчика: «Причастие – не игрушка для детей». Слышно было потом, как маленький Герард плачет где-то в углу церкви. Видя такую любовь, Иисус не мог ждать два года, как того требовал закон. Ночью, когда Герард плакал в своей кроватке, навестить его прибыл необыкновенный посланник. Комната наполнилась сиянием, и сам св. Михаил, которого наш маленький святой так почитал, подал ему святое причастие из дарохранительницы. Герард рассказывал об этом на второй день, и вряд ли это были вымыслы малыша, которому что-то приснилось, если он подтверждал этот случай и двадцатью годами позднее. Официально к первому причастию Герард приступил в 10 лет. С тех пор он мог приближаться к Алтарю Господню трижды в месяц, а затем два или три раза в неделю. В те годы он часто налагал на себя епитимьи и в много постился.

 

Молодость

В 1738 г. умер отец Герарда. Герарду было 12 лет, однако он был вынужден взять исполнение обязанностей взрослого в свои ещё детские руки. Итак, он берётся за иглу, нитки и ножницы. Ему пришлось попрощаться с мечтой о монашеской жизни. Мать решила, что он будет учиться портновскому ремеслу. Из послушания, по примеру Иисуса, Герард на время остаётся у портного Мартина Паннуто.

Сам мастер не был плохим человеком, но держал работника, довольно наглого и грубого субъекта. С первого дня он относился к Герарду с предубеждением и злобой. Часто его бил, насмехался над ним, оскорблял. Герард молчал, что приводило работника к ещё большей злости. Однако об этом никто не знал, и вряд ли узнал бы, потому что Герард сносил всё молча, никому не жаловался, и даже защищал своего гонителя. Когда однажды как раз во время такого очередного избиения Герард упал на пол под стол, произведя при этом немалый шум, мастер вошёл в помещение и спросил, что происходит. Тогда Герард не выдал обидчика, говоря, что упал со стола сам. Однако случай позаботился о том, чтобы правда вышла на свет. Как-то Паннуто неожиданно вошёл в мастерскую и стал свидетелем того, как работник издевается над своей жертвой. Хозяин наконец прозрел и выгнал работника.

В этой истории проявляется то, с чем мы столкнёмся ещё не раз: смирение, послушание и самоотверженность Герарда, развитые до крайности; крайности, которая может не только удивлять, но и шокировать. Встаёт вопрос о смысле таких принципов. Можно суверенностью утверждать, что они не вытекали из природной уступчивости и мягкости характера Герарда или его жизненной несамостоятельности. Святые люди – не слабые люди (ср. Мф 11,7-8). Герард выбрал такой путь сознательно. Вряд ли мы совершим ошибку, если припишем ему, как выбранные в качестве жизненного девиза слова: Если не обратитесь и не будете как дети, не войдёте в Царство Небесное. Итак, кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном (Мф 18,3-4) и Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе. Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба (…) смирил Себя, быв послушным даже до смерти. (Флп 2,5-8). Герард вступил на ту же дорогу, по которой позднее пошли св. Тереза из Лизьё («духовность младенчества Божьего») и Карл де Фуко («духовность последнего места»). Герард по примеру Иисуса отказался участвовать в той повсеместной борьбе, которую ведут между собой «дети мира сего»: борьбе за первое место, за наибольшее влияние, за большее богатство. А радикальность своего отказа выразил в добровольном унижении, в сознательном согласии на последнее место, в подчинении воле других, в которой видел воплощение воли Божией. В этом, собственно, и заключается детство Божие – в сознательном выборе такого образа жизни, который ребёнок ведёт неосознанно и самопроизвольно. В этом контексте следует рассматривать и чудотворные способности, которыми Бог одарил Герарда. Ребёнок воспринимает чудо, как нечто очевидное и само собой разумеющееся. В мире невинности и безгрешности чудо – явление такое же «естественное», как свет солнца, когда нет туч. «Неестественны» тучи, заслоняющие солнце и препятствующие его лучам.

Через некоторое время портной сообразил, что у него в обучении – истинный чудотворец, и рассказывал такую историю: пришёл клиент на примерку. Однако сшитая одежда оказалась тесна. Смутившийся портной, не зная, что делать, предположил, что неверно снял мерки. Герард заметил, в каком трудном положении оказался его хозяин, и говорит: Ничего страшного. Берёт одежду, расправляет её и растягивает вдоль и поперёк. Примерьте теперь. Клиент, мгновение поколебавшись, берёт злополучное шитьё – а оно сидит, как влитое!

Проведя три года за работой в швейной мастерской синьора Паннуто, Герард становится квалифицированным портным. Ему уже 15 лет. 5 июля 1740 г. он принимает таинство миропомазания. Принятие Духа Святого способствует созреванию в его сердце решения: «Буду монахом». Герард хорошо знает капуцинов. Брат его матери, о. Бонавентура Галлела – супериор провинции Люкания; он наверняка примет племянника. Увы. Дядя утверждает, что Герард слишком молод и слаб, и не принимает его в монастырь. А чтобы утешить и поддержать юношу, дарит ему новую одежду. У монастырских дверей Герард встречает полуголого нищего, Христа ради просящего о какой-нибудь поддержке. У меня есть то, что тебе нужно! – говорит Герард и снимает только что полученное от дяди платье. Сам облачается в тряпьё нищего и так идёт домой.

Не принятый в монастырь, он устраивается работать у епископа Лакедонии монс. Клаудио Альбини слугой. Преподобный известен своим трудным характером, так что знакомые сочувствуют Герарду, которому досталась такая тяжёлая должность, и предсказывают, что, скорее всего, он на ней долго не задержится. Епископский дворец, пустой и тихий, становится местом постоянного умерщвления плоти, молитв, ночных бдений и покаяний шестнадцатилетнего слуги. Когда кто-нибудь пытался узнать у Герарда что-нибудь о его хозяине, он отвечал: Он меня любит и я его тоже очень люблю. Хочу всю жизнь ему служить. Это всё, что можно было из него вытянуть. 30 июня епископ умирает. Опечаленный Герард возвращается к матери.

Снова Герард просит о приёме в орден капуцинов. Ему снова отказывают, поскольку считают слишком слабым для трудностей монашеской жизни. И он решает жить, как отшельник. Уговаривает своего друга и с уставом, написанным им самим, они отправляются в горы. Однако товарищ Герарда выдерживает лишь сутки, а сам он, истосковавшись по Евхаристии, возвращается через 4 дня. Его исповедник запрещает ему впредь такие практики.

Герард возвращается к портняжному ремеслу. Сначала, чтобы приобрести опыт, один год работает у мастера Меннона, а затем, в конце 1745 г., открывает собственную мастерскую. В поисках заказов часто путешествует со своим «заведением» по округе. Его доброта и учтивость скоро стали известны всем. Бедняки не платили ему ничего или платили очень мало, но и тем он делился с нищими. Полученные деньги разделялись на три части: одна для матери на содержание, другая – убогим, а третья – на заупокойные мессы. Однако по изданному в неаполитанском королевстве декрету маленькое предприятие Герарда обкладывалось слишком высокими налогами, и его пришлось закрыть. Герарда нанял портным Люка Мальпеде, который открыл интернат в Сан-Феле, в 10 км от Мурано. Там на долю Герарда выпали новые испытания и тяготы: его били и унижали как ученики, так и сам директор интерната.

Святой ушёл оттуда. Теперь он был сам себе хозяин, время было в его распоряжении, и он прислуживал на святой мессе столько раз, сколько она совершалась. У своего родственника, ризничего, Герард попросил ключи от церкви, чтобы иметь возможность находиться в ней в любое время. Здесь биографы всегда присовокупляют описания многочисленных нападений сатаны, который, не в силах повредить души святого, атаковал его физически, бросая в него подсвечники и скульптуры или принимая облик зверя.

Когда Герарду исполнился уже 21 год, в кафедральном соборе произошло знаменательное событие. Во время приготовлений к майской процессии с фигурой Девы Марии в порыве молитвенного подъёма встал с колен и у всех на глазах одел на палец Мадонны колечко, говоря:

 – Вот я и обручился с Мадонной.

Этому «обручению» он останется верен всю жизнь.