Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
Вы соль земли. Мф 5,13
Блаженный Каспар Штанггасингер

Бл. Каспер Штанггассингер
(1871-1899)

Кто такой блаженный Каспер Штанггассингер? Есть ли в нём что-то, что могло бы нас очаровать, захватить, восхитить? Что говорит нам его образ? Думается, мы могли бы задать себе много подобных вопросов. Каспер – это молодой баварец, который с самого начала возлюбил Христа и хотел быть Ему верен. Хоть он и не был самым способным учеником, однако овладел всеми знаниями, необходимыми для принятия сана священника. Штанггассингер – христианин, ищущий «горнего», но видящий и всё, что делалось вокруг: любил семью, родину, Церковь. Обожал Альпы, но покинул их, чтобы взбираться ко святости. Каспер – это прекрасный воспитатель, преподаватель, друг молодёжи, опора отчаявшихся. Он умел быстро налаживать контакт с людьми, не боялся людей бедных; был милосердным и одновременно справедливым со всеми, кого встречал. Много требовал от себя самого. Каспер Штанггассингер стоит перед нынешними редемптористами как вызов и пример решительного следования за Христом.

 

Начало восхождения

12 января 1871 года в 2.30 ночи в собственном доме семейства Штанггассингеров на Унтеркальберштайн в Берхстесгадене, Бавария, появился на свет второй из их пятнадцати детей. Берхстесгаден – это местечко, живописно расположившееся у подножия баварских Альп. Над ним величественно возвышается вершина Ватцман. При крещении, состоявшемся в тот же день в колегиате, малыш получил имя своего отца: Каспер. Каспер Штанггассингер-старший женился на Кресценции Хамбергер 28 апреля 1869 года. Семья Штанггассингеров пользовалась большим уважением: отец в течение 35 лет (1875-1911) был уездным депутатом, и 18 лет (1893-1911) – членом земельного совета. Конечно, такое положение приносило различные выгоды, но имело также и негативные последствия. Мать, Кресценция, была женщиной благородной, энергичной и набожной, а также хорошей воспитательницей. Поскольку муж был занят различными должностными обязанностями, воспитание детей лежало на её плечах.

К религиозной жизни Штанггассингеры относились очень серьёзно – мать стала первым катехетом для своих детей. Каждый вечер все собирались на молитву, читали жизнеописания святых, молились Розарием, во время Великого Поста размышляли над тайной Крестного Пути. Маленький Каспер особенно полюбил молитву, поверяющую всех опеке Божией Матери: Пресвятая Дева, Матерь Бога моего…

17 мая 1877 года Каспер впервые пошёл в школу. Как показала жизнь, учеником он был не самым способным, зато очень честолюбивым, и недостаток способностей восполнял тяжёлым трудом. Особым днём в жизни маленького Штанггассингера стал день первого Святого Причастия, которое он принял 8 марта 1880 года в Берхстесгадене в колегиате из рук о. Пихлера. Этот день был праздником для всей семьи.

В своих играх дети любят подражать людям, которых любят или которыми хотели бы в будущем стать. Наш Блаженный проявлял склонность к играм, имеющим нечто общее со священством: строил алтарчики, зажигал на них свечи, подражал священникам, произносил «проповеди» для младших братьев и сестёр. Ровесники очень любили Каспера, поскольку в их глазах он был не унылым занудой, а весёлым парнем, который уже тогда знал, к чему должен стремиться.

Многим из нас может показаться удивительным текст, написанный девятилетним Штанггассингером: 21 ноября 1880 года: призвание к священству. Вполне ли он понимал, давал ли себе отчёт в серьёзности решения, которое принимал? Да. Будущее покажет, что этот молодой мужчина будет шагать прямой дорогой к священству и Богу. Свою тайну Каспер доверил матери, которая молитвой укрепляла его в призвании.

Как альпинист должен подыматься в гору, чтобы покорить вершину, так и Каспер должен был принимать вызов за вызовом. Летом 1881 года он задумался об отъезде, а 23 сентября 1881 года покинул родной Берхстесгаден. Вместе с отцом они отправились во Фрайзинг, лежащий в тридцати километрах к северо-востоку от Мюнхена. Здесь Каспер записался в королевскую гимназию. Старинный город Фрайзинг расположился на берегу реки Изер, а над ним господствует гора Домберг – Кафедральная гора. Наверное, нелегко было юному горцу привыкнуть к новому окружению, но в одном из своих писем он напишет родителям: Домберг стал для меня вторым отчим домом. Каспер жил не в низшей семинарии, а у о. Георга Рота, который раньше был викарием в Берхстесгадене. Что касается самой учёбы, то можно сказать, что у нашего героя вначале были определённые проблемы, на которые его отец реагировал весьма остро. Однако мы знаем, что Штанггассингеры – люди честолюбивые, так же и Каспер: он решил никогда больше не причинять неприятностей своим родителям и опекунам. Для улучшения ситуации с успеваемостью много сделал о. Рот, ободрявший Каспера и придававший ему уверенности в собственных силах. Свидетельства об окончании очередных школьных семестров доказывали, что будущий Блаженный познал секреты знаний хорошо. Через три года обучения Каспер получил известие, что епископ Антоний фон Штейхеле позволяет ему перейти в низшую семинарию. Следовательно, ему пришлось покинуть дорогого ему о. Рота и на шесть лет перебраться в семинарию.

Каспер был особенным студентом: никогда не критиковал профессоров, деньги, которые остальными тратились на излишества, он использовал на покупку книг: биографии святых, труды по аскетике. Находиться пред Святыми Дарами стало для него отдыхом и наслаждением. Ещё во время учёбы его приняли в третий францисканский орден, а в возрасте 18 лет он провёл свои первые в жизни реколлекции. Пока учился в низшей семинарии, участвовал в различных обществах и объединениях, например, был членом томической академии. Выступал и на театральной сцене. Его игрой восхищался доктор Иосиф Хофмиллер, литературный критик.

Штанггасингер - гимназист

Идя высоко в горы, невозможно предвидеть все превратности судьбы, такие, как перемена погоды или ослабление организма. Каспер испытал это на пути своего призвания. 11 февраля 1889 года у него поднялась высокая температура. Врачебный диагноз был пугающим – тиф; температура подымалась, а больной терял сознание. Семинаристы были в отчаянии. Неожиданно Каспер приходит в себя и призывает своего исповедника – о. Франциска Ксаверия Плейтнера. Смертельно больной, в полном сознании он исповедуется за всю жизнь и принимает таинство Елеопомазания. Днём позднее лихорадка проходит. Кризис миновал 22 февраля. В марте Каспер отправляется в родной Берхстесгаден на восстановительный отдых.

Гимназическое обучение подошло к концу. 7 августа 1890 года Каспер получил аттестат зрелости. На следующий день он выехал поездом из Мюнхена в Берхстесгаден. По пути с вокзала домой купил в магазине резную фигурку Богоматери, копию Мадонны из часовни на Кальберштайн. Статуэтка заняла почётное место в его комнате. А в знак дружбы подарил юным студентам из родного городка свою фотографию, на которой он был представлен как выпускник в шапочке с лентой. Разумеется, дома его все ждали: и родители, и четырнадцать братьев и сестёр.

 

Будьте святы

Каспер закончил изучение гуманитарных наук, стал зрелым мужчиной. Обратим внимание также на совершившиеся в нём духовные перемены. Позволим себе задержаться в этом месте, чтобы показать, что для нашего Блаженного становилось всё важнее. Этот молодой баварец очень серьёзно воспринимал слова св. Петра: Будьте святы (1 Петр 1, 16). Он решил подыматься на вершины, покорить которые могут лишь святые. На этом пути у него было три проводника: Дух Святой, исповедник и книги. Будучи восемнадцати лет от роду, Каспер начал писать свою духовную программу: Будь тщателен во всём, даже в самом незначительном. Заботься об этом для того, чтобы любить Бога всё более чистой любовью, всё старательней Ему служить, всё сильнее страшиться греха, единственного зла, которое может отлучить нас от Божьей любви.

Каспер посвящал своё время не только образованию, он интересовался всем, что его окружало. Как житель гор, он был не чужд альпинизму. Подымаясь в горы, он радовался, как ребёнок. Часто, покорив вершину, Каспер пел какую-нибудь горскую песню или псалом: Хвалите Господа, горы и все холмы (Псалом 148). Прекрасный вид так восхищал его, что, не будучи в силах выразить своё счастье, он падал на колени и молился. Несколько раз ему случалось пережить леденящие кровь приключения, например, летом 1886 года Каспер спас своего коллегу, который повис на скальной стене и не мог двинуться ни в одну сторону.

Интересовали его и дела родины. В местной газете «Ватцманн» Каспер опубликовал несколько своих статей. Молодому Штанггассингеру гор было мало, он хотел увидеть другие страны и произведения искусства. Поэтому со своим другом о. Позлом он совершил несколько путешествий, руководствуясь принципом: «Кому Бог хочет оказать истинную милость, того посылает в широкий мир». Во время этих поездок он насыщался красотой природы, интересовался искусством: живописью и архитектурой. Он посетил Зальцбург, Мюнхен, Инсбрук, Альтеттинг, Мурнау, Гармиш-Партенкирхен, Лёйташ, Цель-на Зее, Сан-Валентин близ Меренау, а также Вену – здесь он побывал и в церкви редемптористов Мария-ам-Гестаде, где почтил останки первого редемпториста за Альпами Клеменса Марии Хофбауэра.

Было у Каспера и несколько забавных приключений с младшими братьями и сёстрами: однажды папа Штанггассингер послал троих из младших детей в магазин за литром выпивки. На обратном пути дети «немножечко» попробовали огненного напитка и почувствовали себя на седьмом небе. К их несчастью, им встретился Каспер, который палкой опустил их на землю, а потом запер в кладовке, пока не протрезвились.

 

Стать священником

По окончании средней школы Касперу не было нужды задавать себе вопрос: что дальше? Он знал, что хочет стать священником. 22 ноября он стал клириком духовной семинарии во Фрайзинге. На четвёртый день пребывания в семинарии из дома пришло известие о смерти старшей сестры – Кресценции. Наш герой очень переживал, часто думал о своей семье в Берхстесгадене.

После двух лет философии началось изучение теологии. За три дня до этого Каспер начал писать свои «Annotationes» [1] – своего рода «дневник души». Среди прочего записал: Радуюсь тем, что я – ничто, лишь бы Бог был всем во мне. Хочу совершенствоваться в соединении с Богом через любовь, хочу прославлять и восхвалять Его.

2 апреля 1892 года Каспер принял первое посвящение – стал лицом духовного звания. Днём позднее он получил известие о смерти своей бабушки. Сначала он никак не мог с этим смириться, а затем написал трогательное письмо родителям, которое закончил так: …Поэтому не печальтесь. Ведь у нас есть на небе любящий Отец, который правит всем, и наверняка было для нашего добра. По окончании второго семестра занятий теологией Каспер приехал в отчий дом уже одетый в сутану.

 

Великое решение – Бог призывает меня к редемптористам

Наступило время, которое требовало от Каспера сделать решающий выбор: он решил покинуть семинарию во Фрайзинге и вступить в Конгрегацию Святейшего Искупителя. Для многих это решение было непонятно, однако мы можем быть уверены, что Каспер хорошо его обдумал. У редемптористов не было монастыря в Баварии (их оттуда выдворили), поэтому Каспер хотел отправиться в Дюрнберг близ Хеллейна в Австрии, куда первые редемптористы прибыли в 1883 году. Дюрнберг был известен как место паломничества. В восьмилетнем возрасте Каспер совершил своё первое паломничество сюда. Он часто бывал в этом святом месте, познакомился с австрийскими редемптористами, узнал биографии св. Альфонса Марии де Лигуори и Клеменса Хофбауэра. В сентябре 1892 года Каспер начал действовать: 23 сентября встречается с провинциалом редемптористов; на следующий день объявляет директору заведения во Фрайзинге об уходе из семинарии; два дня спустя на аудиенции у архиепископа в Мюнхене просит отпустить его из семинарии; в тот же день провинциал пишет о. генералу в Рим: Клирик из духовной семинарии Мюнхен-Фрайзинг стремится вступить к редемптористам; 29 сентября провинциал о. Шопф письменно ходатайствует за Каспера к архиепископу; 3 октября Каспер получает сообщение от архиепископа: Проситель уведомляется, что Его Высокопреосвященство Архиепископ позволяет ему вступить в Конгрегацию редемптористов. Мюнхен, 1 октября 1892 года.

Направляясь 4 октября в родительский дом, Каспер не подозревал, что труднее всего будет переубедить отца. На Унтеркальберштайн начнётся «битва» между Штанггассингерами – старшим и младшим. С одной стороны - отец пятнадцати детей, владелец каменоломни и большого хозяйства на селе, занимающий различные должности, а с другой - 21-летний любящий своих родителей семинарист, пришедший к убеждению, что должен быть редемптористом. О своём решении он сообщил в первую очередь маме, которая, зная своего мужа, разрыдалась. Во время вечерней молитвы Каспер объявил отцу о своих намерениях. Тот побледнел, а затем в течение нескольких часов отец и сын убеждали друг друга. Отец остался непоколебим, Каспер тоже твёрдо стоял на своём. Расстались молча. Следующий день также не принёс решения проблемы. В четверг, 6 октября, наследник Штанггассингеров встаёт пораньше, прощается с матерью, берёт свёрток и отправляется на станцию, чтобы ехать в Гарс. Через три недели он пишет родителям письмо: Я расстался с вами, чтобы идти за Иисусом ради Его Любви (…). Когда я говорю, что зов Божьей любви привёл меня сюда, то Вы уж больше не печальтесь. Для чего же мы живём на этом свете, как не для того, чтобы Богу служить и любить Иисуса?

Благодатию Божиею есмь то, что есмь

Каспер Штанггассингер начал постигать науку монашеской жизни в Гарсе, в новициате, который начался для него 6 октября 1892 года. Пиком радости для молодого баварца стало получение монашеского облачения 20 ноября. Он писал родителям: Да, любимые мои, теперь я ношу одеяние св. Альфонса, облачение чести и любви, и в то же время облачение покаяния. Каспер чувствовал себя в монастыре очень хорошо, по свидетельствам очевидцев, производил впечатление удовлетворённого, внутренне успокоившегося человека. 29 сентября 1893 года группа новициев отправилась из Гарса в Дюрнберг, чтобы принести 16 октября вечные обеты. В церкви собралось множество людей, а из находящегося рядом Берхстесгадена приехала семья, родственники и знакомые Каспера. В торжестве принял участие также и Каспер-отец, который, видя счастливое лицо своего сына, очень растрогался. Позднее он сказал одному из своих знакомых: Сейчас мне горько, что Каспер когда-то ушёл без моего благословения. Ты так не делай. Если дети решились на что-то хорошее, не противься этому. Так молодой Штанггассингер стал редемптористом. Он остался в Мариенбурге, чтобы продолжить изучение теологии. Его жизненное восхождение понемногу приближается к вершине – к алтарю.

День, которого он ждал всю жизнь, день рукоположения, настал 16 июня 1895 года. В этот день вместе с другими пятьюдесятью кандидатами в неопресвитеры он отправился в кафедральный собор в Ратицбон, чтобы там из рук епископа Сенетри принять святое таинство рукоположения. Спустя неделю о. Каспер приезжает в Берхстесгаден. Весь городок принарядился. Украшенная цветами карета заезжает к дому настоятеля, оттуда направляется в колегиат, затем едет на Унтеркальберштайн. День первой мессы наш Блаженный начал в пять часов утра молитвой, затем пошёл в колегиат. Святая месса была очень торжественной, играл швейцарский оркестр, одна лишь проповедь продолжалась полтора часа. О. Каспер был очень сосредоточен, и в то же время растроган. В завершение торжества он уделил всем присутствовавшим благословение и раздал памятные иконки, на которых был виден текст (очевидно, очень важный для неопресвитера): Благодатию Божиею есмь то, что есмь (1 Кор 15, 10). Приём по случаю первой мессы состоялся в гостинице «Времена года», в которой 26 лет назад родители Каспера праздновали свою свадьбу. После обеда о. Каспер отслужил в колегиате вечерню, а в семнадцать часов возглавил службу поклонения Пресвятому Сердцу Иисуса у францисканцев. Таким образом, день 24 июня стал поистине счастливым днём для неопресвитера и его семьи.

 

Расположен к Богу и к людям

Каспер восхищался св. Альфонсом, в особенности его миссией среди бедных и отверженных. Поэтому в своей миссионерской работе всегда отдавал предпочтение убогим: Если бы у меня был выбор, то я исповедовал бы людей бедных, необразованных, униженных. Именно этим людям я хочу проповедовать и вести их к небу. Каспер охотно исповедовал всех, даже тех, которых ему запрещали отцы: стариков и тех, кто плохо слышит. Он также с большим милосердием и зрелостью отнёсся к своей младшей сестре Катарине, которая оказалась в положении, не будучи замужем. Он уделил ей благословение первой мессы, а две недели спустя написал письмо родителям с просьбой простить дочь. Как редемпторист, Каспер был и проповедником. Говорил он просто и логично, хоть иногда и долговато, если уж собратья теряли терпение: однажды один из сослуживших ему во время проповеди подчёркнуто начал «Верую», в другой раз об исчерпанном лимите времени ему дали знать звонком. О. Штанггассингер разнообразил стиль своих проповедей: ставил вопросы и давал ответы, употреблял оригинальные сравнения из повседневной жизни и множество примеров. Проповеди оставляли глубокое впечатление, были трогательными и рвущими сердце, поскольку то, что провозглашал о. Каспер, вытекало из его веры.

Дюрнберг. Дом ювената

Отец Каспер обладал миссионерским духом. Когда в 1894 году баварские редемптористы в Бразилии подняли огромный пласт миссионерской работы, он объявил провинциалу о своём желании выехать туда. Однако миссионером ему стать не удалось – у Бога были другие планы: вскоре после рукоположения Штанггассингер был назначен профессором студентов в Дюрнбергском доме ювената. Возможно, сам Каспер был удивлён этим назначением, но его руководители сразу заметили педагогические способности 24-летнего священника. Отныне задачей нашего героя было воспитание около 60 мальчиков до принятия, по крайней мере, некоторыми из них решения стать редемптористами. Можно сказать, что это было «попадание в десятку» – Каспера называли «отцом студентов» ещё во времена, когда студентом был он сам. Он умел быстро устанавливать контакты с молодыми людьми, становился для них вожатым, образцом, примером. Организовывал вылазки в горы, спортивные состязания, а время от времени – маленькие студенческие праздники.

Когда он стал профессором в монастырской гимназии, все эти природные способности ему очень помогали. Штанггассингер прекрасно понимал, что воспитание – это гораздо больше, нежели обучение и передача знаний. Воспитание сердца так же важно, как и тренировка ума. Поэтому в его записях мы так часто читаем четыре ключевых слова: любовь, свобода, уважение, радость. Кроме префектуры, Каспер выполнял в доме новициата ещё несколько функций: отвечал за порядок и чистоту в доме, а также курировал экономические дела семинарии. Больше всего он радовался, когда мог работать с молодёжью, ухаживать за больными или заступаться за них перед старшими отцами в случае конфликтов. Его комната всегда была открыта для подопечных. Работа с молодёжью бывает нелегка: однажды несколько юношей сорвали розы в палисаднике местного учителя. Дело получило огласку, и о. Каспер с виновниками пошёл просить прощения у хозяина злополучных цветов. Ученики не смели глаз поднять, когда их наставник на коленях просил соседа о прощении. Это было для них сильным переживанием и примером со стороны старшего. Штанггассингер любил своё призвание, дом, в котором жил, и подопечных, которых воспитывал. В Дюрнберге ему было очень хорошо; он считал свою работу истинно апостольской деятельностью. В своих конференциях для учеников показывал красоту монашеской жизни. Он всеми силами старался хорошо растить миссионеров, зажечь в них апостольский дух.

Семинария в Гарсе

В 1894 году, после более чем двадцатилетнего изгнания, редемптористы снова вернулись в Баварию. Было принято решение перенести ювенат из австрийского Дюрнберга в Гарс-на-Инне. О. Каспер помогал выработать устав небольшой семинарии и учебные планы, которые были утверждены министерством культуры 9 сентября 1897 года. В Гарсе шли работы: строился большой дом для будущего ювената. В августе 1899 года в Дюрнберге начались приготовления к переезду. 4 сентября официально попрощались с Австрией, а на следующий день первая группа учеников покинула Дюрнберг и направилась в Гарс. 11 сентября Штанггассингер служит в церкви для паломников последнюю святую Мессу. После завтрака последняя группа учащихся покинула здание ювената. В тот день всю дорогу шёл дождь. По прибытии в Гарс префект выглядит на удивление измученным. 13 сентября состоялось открытие нового дома новициата. Здание не совсем ещё закончено, однако все с радостью совершают Евхаристию, а затем принимаются за торжественный обед. Вечером начинаются реколлекции, которые проводит о. Штанггассингер. Все замечают, что префекту тяжело передвигаться; последующие дни очень тяжело ему даются. Однако ему удаётся довести до конца этот святой день самоуглубления. 18 сентября начинается учёба; о. Каспер остаётся преподавателем в IV классе и заодно ведёт обучение религии во всех классах. 22 сентября о. генерал М. Раус подписал в Риме декрет о назначении о. Штанггассингера директором ювената. Никто, кроме нашего Блаженного, не предвидел планов Божиих, которые были иными.

 

Будьте верными всегда

Каспер Штанггассингер ещё раньше чувствовал приближающийся конец его земного паломничества, а точнее – восхождения к святости. Ещё перед отъездом из Дюрнберга он посетил сестёр, работавших в больнице в Берхстесгадене. Там он сказал: Итак, сестра настоятельница, попрощаемся уж навсегда (…). Вот увидите, это наша последняя встреча. Ночью с пятницы на субботу (22/23 сентября) Каспер испытал сильные боли внизу живота. Вызвали врача; после его визита боль немного утихла, благодаря чему о. Штанггассингер смог отслужить в воскресенье последнюю в жизни, как оказалось, святую мессу. Под конец Евхаристии боли снова усилились. Вновь вызвали врача, и он, проконсультировавшись с другим доктором из Альтюттинга, огласил диагноз: разрыв аппендикса в результате гнойного воспаления. Состояние пациента было критическим. Декрет о назначении, пришедший из Рима, оглашать не стали – о. Каспер умирал. В монастыре в Гарсе царило уныние. Вечером в понедельник умирающий просит о таинстве елеопомазания. Перед принятием таинства больной прощается с присутствующими студентами, обращаясь к ним со словами: Будьте верными всегда (…). Мне приходится умирать, но я не боюсь смерти. Приняв таинство, он потерял сознание, которое вернулось к нему в половине третьего. Попросил о Святом Причастии, а причастившись, словами св. Альфонса прочёл молитву благодарения. В третьем часу обновил вечные обеты. С этого момента настала тишина, иногда лишь молился шёпотом. Дыхание становилось всё короче, голос – тише. В четвёртом часу 26 сентября 1899 года о. Каспер Штанггассингер испустил дух. Наш герой поднялся на вершину своей жизни, едва достигнув 28 лет.

Тело уложили в гроб. Весь монастырь погрузился в траур. Известие о смерти Каспера быстро долетело в Берхстесгаден. Отца не было дома, мать от боли лишилась чувств. Гроб установили в крипте монастырской церкви в Гарсе. Людей на похоронах было немного, поскольку Каспера тут не знали – он прибыл лишь несколькими днями ранее.

***

После смерти о. Штанггассингера быстро распространилась уверенность в его святости. 9 января 1935 года останки Слуги Божиего перенесли из крипты в боковую часовню церкви в Гарсе. Присутствовал кардинал Михал Фаульхабер, ординарий епархии Мюнхен-Фрайзинг. В своей речи, среди прочего, он сказал: Каспер Штанггассингер – это лучистый свет для мюнхенской архиепархии, для редемптористов, для молодёжи и всех верующих людей. 8 апреля того же года в Мюнхене состоялся процесс, начавший хлопоты о беатификации о. Каспера. Двумя днями раньше умирающая монахиня сестра Теофила Клеебергер начала новенну в честь Слуги Божиего. В день начала процесса сестра, больная с 27 лет, неожиданно выздоровела. Это было продолжительное выздоровление, поскольку сестра прожила ещё 22 года. 7 января 1987 года медицинская комиссия в Риме признала это исцеление чудесным. 24 апреля 1988 года папа Иоанн Павел II беатифицировал Каспера Штанггассингера.

Можно спросить: а заслужил ли Каспер такое великое отличие, каковым, несомненно, является вознесение на алтарь в Католической Церкви? Ведь он не совершил ничего необыкновенного ни в действиях, ни в размышлениях, ни в аскезе.

Трудно представить себе более «обычную» и «рядовую» святость. Но сущностью святости есть любовь к Богу и ближнему. А она может выражаться в самых различных формах. И даже будучи очень глубокой, не обязательно проявляется в чём-то необычном, чрезмерном. Она может существовать и в такой простой и незаметной жизни, какой была жизнь бл. Каспера Штанггассингера. Более того, такого рода святость многое может нам сказать; несёт нам поистине утешительное послание. Ибо мало кто из нас способен к чему-то «необыкновенному». Но несмотря на это, как видно на примере Каспера Штанггассингера, и мы можем быть святыми, как он.

Вся редемптористская семья благодарит Бога за собрата, который, несмотря на молодость, вознёсся на высоты духовной и религиозной жизни. Он служит редемптористам образцом того, как они должны жить в миру – примером подлинного упования на Бога. Дух Каспера Штанггассингера живёт среди нас, будит наши силы, помогает нам с радостью смотреть в будущее. Блаженный Каспер, как святой Церкви, стал человеком на все времена, значение которого непрерывно возрастает.

о. Томаш Анишевский CSsR

 


[1] Annotatio (лат.) – примечание, пометка.