Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
Блажен муж, боящийся Господа и крепко любящий заповеди Его. Пс 111,1
Бл. Януарий Мария Сарнелли

Бл. Януарий Мария Сарнелли
(1702-1744)

 

Блаженный о. Януарий Мария Сарнелли был одним из тех, кто с самого начала встал рядом с основателем миссионерской Конгрегации Редемптористов. Он родился 12 сентября 1702 г. в Неаполе. Его отец был адвокатом, который разбогател и приобрёл землю, а именно баронство Чёрани, в результате вошёл в высший свет Неаполя. Мать была дочерью неаполитанского мещанина.

У господ Сарнелли было восемь детей. Семья жила в Неаполе, а с 1712 года также и в новой резиденции в Чёрани. Это была подлинно христианская семья, о чём свидетельствует хотя бы то, что трое из сыновей избрали духовный сан: Джованни вступил в орден иезуитов, Андреа стал епархиальным священником, а Януарий – редемптористом. Старший сын, Доминик, стал по примеру отца адвокатом, Франческо выбрал путь военного, а младший, Николо, унаследовал поместье в Чёрани. Две сестры вышли замуж.

Януарий учился в Неаполе, в иезуитской коллегии св. Франциска Ксаверия. Отучившись половину положенного для изучения гуманитарных наук срока, 14-летний Януарий выразил желание вступить в Общество Иисуса. Однако отец разрешения не дал. Причиной был юный возраст Януария, а может, и тайное желание поддержать в семье традицию (прибыльную к тому же) служить правосудию.

После коллегии Януарий записывается в университет, где изучает право. В двадцать лет получает звание доктора и 5 лет успешно занимается адвокатурой. Именно в неаполитанском Трибунале он познакомился и подружился с адвокатом Альфонсом Лигуори. Дружба двух будущих святых принесла обильные плоды.

Сарнелли был необычным адвокатом. Его первый биограф – сам Альфонс Лигуори – вспоминает, что он практиковал ежедневные молитвенные размышления, частое участие в Евхаристии, а в свободное от дел время его всегда можно было встретить в расположенной неподалёку церкви на поклонении Пресвятым Дарам. Он также вступил в так называемую «Конгрегацию докторов», которая практиковала действенную бескорыстную любовь к ближнему[1]. В каждый понедельник после полудня «господа доктора» направлялись в большую больницу, известную в городе под пугающим названием «Incurabili» – Неизлечимые. С достойными удивления терпением и самоотверженностью они оказывали там даже самые низкие и отталкивающие услуги. Больницы того времени не были похожи на сегодняшние, а эта, насчитывающая более 2000 коек, была средоточением всех человеческих горестей. Люди там были, как правило, материально и духовно опустившиеся и запущенные. Именно в эти понедельники адвокат Сарнелли, как и его старший товарищ Альфонс Лигуори, понял своё жизненное призвание: поспешить во имя Иисуса на помощь людям, которых жизненные обстоятельства выбросили на обочину общества.

После катастрофы проигранного процесса первый адвокат королевства Альфонс Лигуори уходит из Трибунала и выбирает духовный сан. Он собирает вокруг себя молодых людей: священников, семинаристов и мирян. Они регулярно встречаются на общей молитве и помогают друг другу в укреплении на Божием пути. К ним присоединился и Януарий Сарнелли. Двумя годами позднее (1728) семинаристом станет и он, а в следующем году вместе с Лигуори поселится в «Коллегии китайцев».

Коллегию основал известный миссионер о. Маттео Рипа. Более 10 лет он работал в Пекине, однако вынужден был уехать, и привёз с собой в Неаполь несколько молодых китайцев и учителя китайского языка. Через несколько лет ему удалось основать учреждение, готовящее миссионеров для Дальнего Востока. В нём и поселился семинарист Сарнелли. О. Рипа принял его, как и священника Альфонса Лигуори, охотно, втайне надеясь, что они свяжут свои жизни с его институтом. Однако здоровье Сарнелли не позволяло надеяться, что он сможет в будущем вынести тяготы далёких миссий, а стиль жизни, навязываемый директором, противоречил его духовности. В конце концов, огромное поле деятельности среди забытых и отверженных обществом людей открывалось в самом Неаполе, да и во всём королевстве, хоть и многие века христианском.

Януарий ещё как клирик-семинарист присоединился к Лигуори и группе его друзей и включился в дело «Вечерних часовен». Это была необычная, неустанная катехизация людей, принадлежащих к беднейшим слоям неаполитанского общества. Они во множестве сходились вечерами, чтобы услышать Слово Божье, принять участие в традиционной беседе и общей молитве. Когда большие вечерние скопления народа на городских площадях возбудили подозрения властей, было проведено разделение на небольшие группы, собиравшиеся в частных домах под руководством аниматоров-мирян. Руководили же движением и совершали служение в таинствах лица духовного звания. Результаты были превосходны: происходило спонтанное религиозное и моральное возрождение города «снизу». Януарий Сарнелли несколько лет, даже после рукоположения, состоявшегося 8 июня 1732 года, со страстью отдавался этому апостольству. Он вступил и в Конгрегацию Апостольских Миссий, члены которой специализировались на проведении миссий в приходах.

Весь упомянутый душепастырский опыт, и, прежде всего, открытие мира бедных и отверженных, которое совершил о. Януарий, практически полностью совпал с опытом, имевшим место в жизни его друга Альфонса.

Сарнелли знал, что в ноябре 1732 г. в Скала возникло о. Лигуори с четырьмя товарищами основал под духовным водительством епископа Томмазо Фалькоя некое миссионерское общество. По идее Альфонса Лигуори оно должно было заниматься исключительно евангелизацией бедноты – пастухов и крестьян, живших в окрестных горах. Этими людьми практически никто не занимался. Они были по-настоящему бедны и лишены духовной опеки. О. Януарий тем более хорошо понимал идею св. Альфонса, что его личный опыт душепастырства в Неаполе обострил и без того присущую ему чуткость к нуждам людей бедных и духовно запущенных. Он сразу захотел присоединиться к новому обществу, но духовник отговорил его от излишней спешки.

Группа из Скала вскоре распалась, и Лигуори в Неаполе тут же сделался чуть ли не посмешищем. Многие считали его лишь экзальтированным фантазёром. Но Януарий не бросил своего друга. Он публично защищал Альфонса, а в июне 1733 г. провёл вместе с ним миссии в Равелло, рядом со Скала. Можно сказать, что это была первая миссия не организованных ещё редемптористов. А в начале сентября 1733 г. Сарнелли уехал из Неаполя в Скала и окончательно примкнул к Лигуори. Это очень хорошо сказалось на дальнейшем развитии истории редемптористов, однако сам Януарий испытывал серьёзные личные проблемы. Он будет ещё три года, несмотря на слабое здоровье, участвовать в миссионерской работе, но в глубине души он был убеждён, что местом его апостольства должен быть Неаполь. Там у него было бы больше времени на доработку и издание запланированных работ в области пастырской теологии. Он также хотел на месте лично проследить за ходом исполнения планов по ликвидации проституции, процветавшей на окраинах Неаполя. Пока же он не оставлял Альфонса и его первых собратьев по миссии.

 

Церковь Пресвятой Троицы и монастыр редемптористов в Чёрани

Оба друга, Альфонс и Януарий, проводили миссии на землях семьи Сарнелли, в Чёрани. Тогда и возникла мысль основать там миссионерский дом и собственную церковь. Барон Анжело Сарнелли разрешил строить на своей земле. Вскоре в Чёрани вырос дом редемптористов, ставший «родоначальником» монастырей Конгрегации. Без о. Януария этот замысел вряд ли удалось бы осуществить.

После 3-х лет жертвенных и действенных трудов о. Януарий с позволения о. Альфонса Лигуори уехал в Неаполь, где поселился в семейном дворце. Миссионерское дело редемптористов не стало ему безразлично, но пока что он концентрирует своё внимание на неаполитанской проституции. В основе этой тяжёлой общественной проблемы лежала не столько моральная распущенность этих несчастных женщин, сколько обычная неумолимая беда. Сарнелли не только учил и наставлял словом, но и оказывал тем, кто проявлял желание изменить свою судьбу, реальную помощь в обустройстве новой жизни. Конечно, он не мог рассчитывать на какие-то зримые результаты. Его деятельность была даже опасна. Имеющие немалую прибыль сутенёры и сводники даже грозили о. Януарию смертью. Однако это ещё и усилило его рвение. Он говорил: Я готов вынести всё, и был бы счастлив, если бы из-за этого даже утратил жизнь. Он решил проблему лишь частично и на время, да иначе и быть не могло. Однако его деятельность, а может, ещё и изданная им книга, название которой звучит так: Католические и политические соображения в защиту государств, безудержной проституцией разрушаемых, привели к определённым положительным результатам: 1) Измененился взгляд Церкви и общества; до того считалось, что проституция – необходимое зло, с которым нужно мириться. 2) было привлечено внимание к устрашающей деградации проституток, к которой приводили нужда и отчаяние.

Методы о. Януария были малоэффективны, но в те времена других не было, значит, не было и выбора. И всё же он настойчиво искал лекарство от существовавшего зла. Он горячо заботился также и о бедных, брошенных детях. Не только доступно и успешно катехизировал, но и приглашал компании голодных и оборванных «разбойников» к себе домой. Накрывал для них стол и лично угощал этих непривередливых гостей. Не удивительно, что неаполитанская детвора души в нём не чаяла.

Очень важной частью апостольства о. Януария был литературный труд. Он написал около 30 работ. Кроме упомянутой книги о проституции достойны внимания следующие: 1) Реформированный мир (об обучении и воспитании детей), 2) Просвещённый христианин (для священников из «Вечерних часовен»), 3) Посвящённый мир (для помощи в проведении общинной молитвы и духовных упражнений). Последняя к началу XIX в. выдержала 38 изданий. И это только важнейшие сочинения. Трудно понять, как этот больной туберкулёзом, в постоянном жару человек, весь день занятый различного рода душепастырством и благотворительной деятельностью, мог найти время и на писательство. Однако находил. Сарнелли, как и его друг Лигуори, умел распоряжаться временем. Наверняка не обошлось и без долгих ночных «бдений». В своей писательской деятельности о. Януарий вышел далеко за пределы Неаполя и Италии. Сам папа Бенедикт XIV заинтересовался душепастырскими предложениями о. Сарнелли и рекомендовал их всей Церкви.

Последним делом о. Януария была большая миссия в окрестностях столицы. Новый епископ Неаполя, кардинал Спинелли собирался провести по всей епархии пастырские визитации, при этом во всех приходах визитам должны были предшествовать миссии. Кардинал хотел, чтоб их провели обязательно редемптористы, и по меньшей мере Альфонс Лигуори как руководитель и о. Януарий Сарнелли. О. Януарий в сотрудничестве с кардиналом составил план миссий. В окончательный состав миссионерской группы вошли 12 епархиальных миссионеров из Конгрегации Апостольских Миссий и 4 редемпториста. Длившаяся несколько лет кампания началась миссией в Афрагола. Когда через год Лигуори вынужден был вернуться в монастырь в Чёрани, кардинал с большой неохотой согласился с этим фактом, и то под условием, что руководить миссиями теперь будет Сарнелли. А он слабел всё больше, развивающийся туберкулёз просто не давал ему передохнуть. Но о. Януарий оставался на посту, как солдат, знающий, что погибнет.

Последней миссионерской работой о. Сарнелли были реколлекции для священников в апреле 1744 г. Этот апостольский труд он совершал уже практически умирая. В конце апреля его перевезли в Неаполь. 1 мая он попросился в церковь, там потерял сознание, упал на алтарь, и вынужден был смириться с тем, что ему уже не встать больше у алтаря Господня для принесения Пресвятой Жертвы. Старший брат пригласил его в свой дом, где о. Януарий и прожил последний месяц своей жизни. Св. Альфонс, занятый срочными делами, не смог лично прибыть к своему другу, но прислал для помощи и опеки двоих братьев-редемптористов: Тартальоне и Ромито. Именно они передали ценные подробности, касающиеся последних дней о. Януария.

Конец приближался быстро, ведь о. Сарнелли очень интенсивно прожил 12 лет своего священства. Помощь больным и убогим, забота о воспитании заброшенных детей, борьба с проституцией, провозглашение множества проповедей, проведение множества конференций, ночи, посвящённые написанию книг, и наконец, неумолимая болезнь исчерпали его жизненные силы, а их и так не было слишком много. Непонимание близких и внутренняя борьба, о которой свидетельствуют его письма, часто подвергали его серьёзным испытаниям. Однако перед лицом близящейся смерти его объяла внутренняя радость, и в душе наступил мир. Завершился, наконец, крестный путь через пустыню, и он уже жаждал перейти из этого мира к своему возлюбленному Богу.

Камердинеру своего отца, который посоветовал довериться Богу, ибо ещё можно выздороветь, о. Януарий отвечал: Да если бы я был в силах повысить голос, то кричал бы, что единственное моё утешение – это мысль о смерти, а ты мне тут о выздоровлении говоришь! Другому утешающему ответил так: Некоторое время угрызения совести мне досаждали, но сейчас я, благодарение Богу, от них свободен. Что бы я ни делал, я делал это, искренне желая понравиться Богу. Жертва моя уже принесена, так не говорите мне больше о жизни, потому что я уже хочу жить только с моим Богом.

Брат записал трогательную предсмертную молитву о. Януария: Отче мой, вот я! Творение возвращается к своему Творцу, сын возвращается к Отцу. Господи, если Ты того желаешь, мечтаю придти к Тебе и взглянуть на Тебя лицом к лицу. Но не хочу ни умереть, ни жить, жажду лишь того, чего Ты жаждешь. Ты лучше знаешь всё, что я делал, всё, о чём думал. Всё это было во славу Твою. Св. Альфонс отметит, что такие слова, сказанные перед лицом смерти, а значит, искренние и правдивые, дают понять: Януарий всё в своей жизни совершал, помня о Боге и для Него.

О. Сарнелли отдал последние распоряжения о милостыне, которую следовало раздать бедным, о своём погребении, и умер 30 июня 1744 г., прожив 41 год. В церкви пришлось поставить охрану у гроба, поскольку приходившие толпами люди готовы были всё разобрать на реликвии.

Так в чём же заключается величие и неповторимость фигуры Блаженного Януария Сарнелли? Он был нетипичным редемптористом[2], но это было самое начало, когда не было ещё ни устава, ни монашеских обетов. К тому же о. Януарий всё делал с ведома и согласия св. Альфонса. Сарнелли был человеком глубокой веры, которую хотел взрастить и укрепить в сердцах как можно большего числа людей. С особым пониманием и любовью он относился к людям обитателям низов общества. Он хотел помочь этим людям отыскать утраченное человеческое и христианское достоинство. Хотел передать им многое во Христе Искупление, охватывающее всего человека – как в земном его бытии, так и в вечности. Возвещая любовь Иисуса к людям, он не ограничивался словами, а подтверждал их конкретными делами. Нуждающиеся получали от него не только духовную, но и материальную помощь. Удивляет его неслыханное трудолюбие и терпение по отношению к самым разным жизненным испытаниям. Его жизнь была настоящим крестным путём. Большим физическим страданиям сопутствовали духовные терзания, длившиеся много лет. Однако Божия любовь, которая сильнее всех препятствий, помогла ему в некотором смысле сгореть в этом огне страданий, как жертве, милой Богу и спасительной для мира.

Литургическое поминовение бл. Януария Сарнелли совершается 30 августа.

12 мая 1996 г. Иоанн Павел II причислил его к лику блаженных.

о. Станислав Станьчик CSsR


[1] «Конгрегация докторов» – объединение католиков-мирян при церкви ораториан (филиппинов) Св. Иеронима в Неаполе (прим. ред.)

[2] Речь идёт о нетипичных для монахов (не в общине) жизни и работе о. Сарнелли (прим. ред.)<//a></><//></><//></><//></><//></><//></><//></><//>