Св. Герард Герб Икона Божьей Матери
Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.Мф.5,7

III. Новая евангелизация в деле передачи веры


14. В слушании Духа, помогающего нам совместно распознавать знамения времен, с 7 по 28 октября 2012 г. проводилась XIII Очередная Генеральная ассамблея Синода епископов по теме Новая евангелизация в деле передачи христианской веры. На ней напоминалось, что новая евангелизация взывает ко всем и реализуется, главным образом, в трех сферах[10]. В первую очередь, упомянем сферу повседневного пастырского служения, «которое призвано в большей степени воспылать огнем Святого Духа, дабы возжечь сердца верных, регулярно участвующих в жизни католической общины и собирающихся в День Господень, чтобы питать себя Словом Божиим и Хлебом вечной жизни»[11]. В эту сферу включаются и верные, сохраняющие крепкую и искреннюю католическую веру, по-разному выражающие ее, хотя и не часто участвующие в культе. Это пастырское служение направлено на возрастание верующих, чтобы те лучше, всей своей жизнью, отвечали на любовь Бога.

 

Во-вторых, вспомним о сфере «крещеных людей, но не живущих обетами Крещения»[12], не участвующих сердцем в жизни Церкви и утративших утешение верой. Церковь, всегда внимательная матерь, старается, чтобы такие лица пережили обращение, возвращающее им радость веры и желание быть тесно связанным с Евангелием.

 

Наконец, почеркнем, что евангелизация по своей сути связана с возвещением Евангелия тем, кто не знает Иисуса Христа либо всегда отвергал Его. Многие из них втайне ищут Бога, движимые тоской по Его лику, даже в странах древней христианской традиции. У всех есть право получить Евангелие. Христиане обязаны провозглашать его, не исключая никого, но не навязывая новую обязанность, а, скорее, делясь радостью, указывая на прекрасный горизонт, предлагая желанную трапезу. Церковь возрастает благодаря не прозелитизму, а «привлекательности»[13].

 

15. Иоанн Павел II призвал нас признать, что «не должно умаляться стремление проповедовать» тем, кто далек от Христа, «ибо это — первейшая задача Церкви»[14]. Миссионерская деятельность «и сегодня остается величайшим вызовом для Церкви»[15], и «миссионерская задача должна оставаться на первом месте»[16]. Что произойдет, если мы по-настоящему серьезно отнесемся к этим словам? Просто мы признаем, что миссионерская деятельность — парадигма любого действия Церкви. В этом русле латиноамериканские епископы утверждали, что «мы не можем больше оставаться спокойными, пассивно ждать в наших храмах»[17], и что необходимо перейти «от пастырства только на словах к решительно миссионерскому пастырскому попечению»[18]. Эта задача по-прежнему остается источником величайшей радости для Церкви: «… так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» (Лк 15, 7).


Послание и рамки настоящего Обращения

 

16. Я с удовольствием принял приглашение Синодальных отцов составить настоящее Обращение[19]. В работе над ним я собираю богатство трудов Синода. Также я проконсультировался с разными лицами и намерен, кроме того, поделиться тем, что именно вызывает у меня озабоченность на этом конкретном этапе евангелизационной деятельности Церкви. Здесь пришлось бы рассмотреть бесчисленные проблемы, связанные с евангелизацией в современном мире. Но я отказался от тщательного разбора множества этих тем, требующих самостоятельного изучения и внимательного рассмотрения. Более того, я не считаю, что от папского учительства следует ожидать окончательного или исчерпывающего слова по всем вопросам, касающимся Церкви и мира. Папе нецелесообразно подменять собой местные епископаты в распознании всех территориальных проблем. В этом смысле я ощущаю необходимость приступить к благотворной «децентрализации».

 

17. Здесь я предпочел лишь предложить ряд ориентиров, способных вдохновить и направить во всей Церкви новый этап евангелизации, исполненный горения и динамизма. В этом русле и на основании учения Догматической конституции Lumen gentium я из всех тем решил остановиться на широком освещении следующих проблем:

А) Реформа Церкви в начале миссионерского «исхода».
Б) Искушения пастырских работников.
В) Церковь, понимаемая как совокупность благовествующего Народа Божия.
Г) Проповедь и ее подготовка.
Д) Социальная интеграция бедных.
Е) Мир и социальный диалог.
Ж) Духовная мотивация к выполнению миссионерской задачи.

 

18. Пространное освещение этих тем, возможно, покажется чрезмерным. Однако я ставил перед собой цель не написать трактат, а всего лишь продемонстрировать серьезное практическое влияние этих вопросов на современную обязанность Церкви, ведь все они помогают наметить определенный стиль евангелизации, который я призываю воплощать во всех предпринимаемых действиях. И тем самым мы сможем включить в нашу повседневную работу увещевание Слова Божия: «Радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь» (Флп 4, 4).

 

ГЛАВА I

МИССИОНЕРСКОЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЕ ЦЕРКВИ

 

19. Евангелизация подчиняется миссионерской заповеди Иисуса: «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам» (Мф 28, 19-20). В этих стихах отражен момент, когда Воскресший отправляет Своих учеников проповедовать Евангелие во все времена и повсеместно, чтобы вера в Него распространилась по всем уголкам земли.


I. Церковь у «исхода»

 

20. В Слове Божием постоянно проявляется динамика «исхода» верующих по зову Бога и угодная Ему. Авраам принял призыв отправиться в новую землю (ср. Быт 12, 1-3). Моисей внял призванию Бога: «Итак, пойди: Я пошлю тебя» (Исх 3, 10), — и вывел народ в Землю Обетованную (ср. Исх 3, 17). Иеремии Он сказал: «Ко всем, к кому пошлю тебя, пойдешь» (Иер 1, 7). Сегодня в этом повелении Иисуса «идите» очевидны все новые и новые перспективы и вызовы евангелизаторской миссии Церкви, и все мы призваны к новому миссионерскому «исходу». Каждый христианин и каждая община пусть распознают, на какой путь зовет Господь, но все мы призваны принять этот призыв: выйти за пределы личного удобства и найти мужество добраться до всех окраин, нуждающихся в свете Евангелия.

 

21. Евангельская радость, наполняющая жизнь общины учеников, — миссионерская радость. Ее испытывают семьдесят два ученика [в Синодальном переводе — семьдесят — прим. пер.] , возвращающиеся с миссии, преисполненные радости (ср. Лк 10, 17). Ее переживает Иисус, радостно восклицая в Святом Духе и прославляя Отца за то, что Его Откровение достигает бедных и малых (ср. Лк 10, 21). Ее ощущают, исполненные изумления, первые, кто обратился, слушая в Пятидесятницу проповедь Апостолов, «ибо каждый слышал их говорящих его наречием» (Деян 2, 6). Эта радость — знак, что Евангелие возвещено и приносит плод. Но ей неизменно присуща динамика исхода и дара: выйти из собственной замкнутости, идти вновь и вновь, все больше сеять. Господь говорит: «Пойдем в ближние селения и города, чтобы Мне и там проповедовать, ибо Я для того пришел!» (Мк 1, 38). Когда семя где-то посеяно, Он не задерживается в этом месте, чтобы лучше объяснить или совершить другие знамения: Святой Дух ведет его в другие селения.

 

22. Слово несет в себе потенциал, который мы не можем прогнозировать. Евангелие говорит о семени: будучи посеянным, оно растет само, пока сеятель спит (ср. Мк 4, 26-29). Церковь должна принять эту неуловимую свободу Слова, действующего по-своему и столь разнообразно, что его проявления часто превосходят наши ожидания и ломают наши стереотипы.

 

23. Близость Церкви с Иисусом — близость странствия, и общение «по сути проявляется как миссионерское общение»[20]. Церкви, верной примеру Учителя, жизненно необходимо сегодня возвещать Евангелие всем, повсюду, в любых обстоятельствах, не медля, без нерадения и страха. Евангельская радость — для всего народа, она не может кого-то исключать. Так возвещал ангел вифлеемским пастухам: «Не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям» (Лк 2, 10). В Откровении говорится об ангеле, держащем «вечное Евангелие, чтобы благовествовать живущим на земле и всякому племени и колену, и языку и народу» (Откр 14, 6).


Взять инициативу, включиться в действие, сопутствовать, приносить плоды и праздновать

 

24. Церковь у «исхода» — это община учеников-миссионеров, берущих на себя инициативу, содействующих, сопутствующих, приносящих плоды и радостно празднующих. «Primerear — это взять инициативу» — пожалуйста, простите меня за этот неологизм. Община благовестия знает по опыту: инициатива принадлежит Господу, Он предварил наши начинания любовью (ср. 1 Ин 4, 10), поэтому она способна сделать первый шаг, бесстрашно взять инициативу, выйти навстречу, искать тех, кто находится далеко, и на перекрестках призывать изгнанников. Эта община живет неутолимым желанием оказать милосердие, плод того, что она пережила, благодаря безграничной милости Отца и Его всеобъемлющей силе. Давайте смелее брать на себя инициативу! И, как следствие, Церковь сможет «включиться в действие». Иисус омыл ноги ученикам. Господь, встав на колени перед другими для омовения, Сам включается в действие и привлекает к действию Своих. Но сразу же говорит ученикам: «Блаженны вы, когда исполняете [это]» (Ин 13, 17). Община благовестия развивается благодаря делам и поступкам в повседневной жизни других, сокращает расстояния, терпит унижение, если необходимо, и приобретает человеческую жизнь, прикасаясь к страдающему в народе телу Христа. Благовестники тем самым приобретают «запах овец», и овцы слушают их голос. То есть община благовестия становится способной «сопутствовать». Она сопутствует человечеству во всех испытаниях, как бы трудны и продолжительны они ни были. Ей знакомо долгое ожидание и апостольская поддержка. Евангелизация требует большого терпения и соблюдения ограничений. Верный дару Господа способен «принести плоды». Община благовестия не может быть невнимательной к плодам, ведь Господу она угодна плодоносящей. Община заботится о злаковом семени и не утрачивает покоя из-за плевел. Сеятель, увидев, что на злаковом поле проросли плевелы, не жалуется и не впадает в панику. Он находит способ сделать так, чтобы Слово укоренилось в конкретной ситуации и принесло плоды новой жизни, несмотря на очевидные несовершенства и недостатки. Ученик способен посвятить всю свою жизнь и поставить ее на карту вплоть до мученичества — свидетельства об Иисусе Христе, но его мечты не об умножении врагов, а о том, чтобы Слово было принято, чтобы проявилась освобождающая и обновляющая сила Слова. Наконец, радостная община благовестия всегда «празднует». Отмечает и празднует каждую маленькую победу, каждый шаг вперед в деле евангелизации. Радостная евангелизация воплощается в красоте Литургии и ежедневно приумножает благо. Церковь евангелизирует и евангелизируется красотой Литургии, а Литургия представляет собой также празднование дела евангелизации и источник обновленной готовности к самоотдаче.


II. Пастырство и обращение

 

25. Конечно, я знаю, что сегодня документы [Учительства] не вызывают такого интереса, как в прежние времена, и быстро предаются забвению. Но все же подчеркну, что все задуманное мною содержание текста имеет программное значение и важные следствия. Надеюсь, все общины найдут способ задействовать средства, необходимые для продвижения по пути пастырского и миссионерского обращения [метанойи], требующего изменить нынешнее состояние дел. Теперь нам нужно не «простое управление»[21]. Давайте во всех регионах земли объявим «бессрочное миссионерское положение»[22].

 

26. Павел VI призвал расширить призыв к обновлению, чтобы с силой выразить мысль, обращенную не только к отдельным индивидуумам, а ко всей Церкви. Вспомним этот памятный текст, не утративший своей призывной силы: «Церковь должна глубже осознавать саму себя, размышлять над присущей ей тайной […] Из такого просвещенного и действенного осознания проистекает спонтанной желание сравнить идеальный образ Церкви, какой ее видит Христос, какой она Ему угодна и любима — образ святой и непорочной Невесты (Еф 5, 27), с реальным сегодняшним обликом Церкви […] Поэтому возникает сильная, можно сказать, безотлагательная потребность в обновлении, то есть в устранении дефектов, которые Церковь, созерцая себя в зерцале образца — Христа, замечает в себе и обличает»[23]. II Ватиканский Собор представляет церковное обращение как открытость к постоянному самореформированию ради верности Иисусу Христу: «всякое обновление Церкви состоит, по существу, в возросшей верности её призванию […] Христос призывает Церковь на пути её странствования к тому непрестанному преобразованию, в котором она постоянно нуждается, будучи установлением человеческим и земным»[24]. Некоторые церковные структуры могут в итоге обусловливать динамизм евангелизации; но даже хорошие структуры полезны, только если в них есть жизнь — вдохновляющая, поддерживающая и оценивающая их. Без новой жизни и подлинного евангельского духа, без «верности Церкви своему призванию» любая новая структура быстро окажется неэффективной.


Безотлагательное церковное обновление

 

27. Я мечтаю о миссионерском выборе, способном все преобразить, чтобы устои, стиль, график дел, способ общения и все церковные структуры были бы подходящим руслом для евангелизации современного мира, а не для самосохранения. Только в таком смысле можно понимать реформу структур, требующую пастырского обращения: сделать так, чтобы все структуры стали более миссионерскими, чтобы повседневное пастырское служение во всех своих проявлениях стало более активным и открытым, чтобы оно заставляло тех, кто занят пастырской работой, постоянно «выходить» и благодаря этому вызывало положительный отклик у всех, кому Иисус предлагает Свою дружбу. Как говорил Иоанн Павел II епископам Океании, «всякое обновление в Церкви должно быть нацелено на миссию, чтобы не оказаться жертвой своего рода церковной интроверсии»[25].

 

28. Приход — не застывшая структура; именно потому, что ему присуща большая гибкость, он может принимать самые разные формы, требуя от пастыря и общины податливости и миссионерской изобретательности. Безусловно, хотя приход — не единственное пространство евангелизации, но если он способен непрерывно реформироваться и адаптироваться, он остается «самой Церковью, которая живет в окружении домов своих сынов и дочерей»[26]. Тем самым подразумевается, что приход должен реально контактировать с семьями и с жизнью людей, а не превращаться в бесполезную структуру, отделенную от народа, или в замкнутую группу избранных. Приход — территориальное присутствие Церкви, сфера слушания Слова, возрастания христианской жизни, диалога, благовестия, бескорыстного милосердия, поклонения и священнопразднования[27]. Всей своей деятельностью приход ободряет и формирует своих членов, чтобы те стали делателями евангелизации[28]. Это община общины, это святилище, куда жаждущие приходят напиться, чтобы продолжать свой путь, это центр, откуда все время выходят на миссию. Однако мы должны признать, что призыв к преобразованию и обновлению приходов до сих пор не принес достаточно плодов: приходы должны стать ближе к людям, быть сферой живого общения и соучастия и полностью переориентироваться на миссию.

 

29. Прочие церковные институты — «квазиприходы» и малые общины, движения и другие формы объединений — богатство Церкви, даруемое Святым Духом для евангелизации всех сфер и секторов. Часто они приносят обновляющие Церковь рвение на ниве евангелизации и умение вести диалог с миром. Но важно, чтобы они не теряли контакт с богатой реальностью местного прихода и с удовольствием вливались в органичное пастырство отдельной Церкви[29]. Такая интеграция защищает общины от опасности остаться лишь с частью Евангелия и Церкви или превратиться в «перекати-поле».

 

30. Каждая отдельная Церковь, частица Католической Церкви под водительством своего епископа, так же призвана к миссионерскому обращению. Она — субъект евангелизации[30], поскольку является конкретным проявлением единой Церкви именно в этом уголке мира, и в ней «воистину пребывает и действует единая святая католическая и апостольская Церковь Христова»[31]. Она — Церковь, воплощенная в определенном пространстве, снабженная всеми средствами спасения, дарованными Христом, хотя имеет локальный облик. Ее радость сообщать Иисуса Христа выражается как в заботе о проповеди Его в других, более нуждающихся в этом местах, так и в неустанном выходе на окраины собственной территории или навстречу новым социокультурным кругам[32]. Она старается всегда быть там, где больше всего ощущается нехватка света и жизни Воскресшего[33]. Чтобы миссионерский импульс становился интенсивнее, щедрее и плодотворнее, призываю каждую отдельную Церковь начать решительный процесс распознания, очищения и реформы.

 

31. Епископ должен всегда содействовать миссионерскому общению в своей епархиальной Церкви, стремясь к идеалу первых христианских общин, в которых у верующих было единое сердце и единая душа (ср. Деян 4, 32). Поэтому порой он встанет впереди, чтобы указать путь и поддержать надежду народа, порой останется просто среди других, предлагая им простую и милосердную близость, а в некоторых обстоятельствах ему самому придется идти за народом, чтобы помочь тем, кто остался позади, но и потому, что (это главное) стадо само своим чутьем способно найти новые пути. Исполняя служение содействия динамичному, открытому и миссионерскому общению, епископу следует развивать механизмы участия, предложенные в Кодексе канонического права[34], и другие формы пастырского диалога, стремиться к их зрелости, охотно выслушивая всех, а не только тех, кто всегда готов возносить хвалы. Однако целью всех процессов вовлечения должна быть прежде всего не церковная организация, а осуществление миссионерской мечты достичь каждого.

 

32. Коль скоро я призван жить так, как прошу этого от других, мне следует думать и об обращении папства. Мне, Епископу Рима, нужно оставаться открытым к предложениям, помогающим сделать мое служение более верным смыслу, вложенному в него Иисусом Христом, и нынешним нуждам евангелизации. Папа Иоанн Павел II просил, чтобы ему помогли найти «такую форму первенства, которая позволила бы, никоим образом не отступая от своего прямого предназначения, быть готовым к любым новым ситуациям»[35]. Мы мало продвинулись в этом направлении. И папству, и центральным структурам Вселенской Церкви нужно услышать призыв к пастырскому обращению. II Ватиканский Собор утверждал, что по аналогии с древними патриаршими Церквами, Конференции епископов могут «многообразно и плодотворно содействовать тому, чтобы коллегиальный дух осуществлялся в конкретных делах»[36]. Но это пожелание исполнено не полностью, поскольку до сих пор недостаточно прояснен статус Конференций епископов в качестве субъектов, наделенных конкретными полномочиями, включая определенный доктринальный авторитет[37]. Чрезмерная централизация не облегчает, а усложняет жизнь Церкви и препятствует миссионерской динамике.

 

33. Пастырское попечение в миссионерском ключе требует отбросить удобный критерий пастырства: «так делали всегда». Призываю всех проявить дерзновение и творчество при решении задачи по переосмыслению заданий, структур, стиля и методов евангелизации, присущих вашим общинам. Определение целей без соответствующего общинного поиска средств для их достижения неизбежно выродится в простое фантазирование. Я увещеваю всех широко и мужественно применять указания из настоящего документа, без запретов и без опасений. Только в процессе мудрого и реалистичного пастырского распознания важно действовать не в одиночку, а всегда опираться на братьев, особенно — на руководство епископов.